От «особого прибалтийского порядка» до Маапяэва (1721-1917 гг.)

​На возникновение и развитие эстонской государственности повлияли, как ранее существовавшее правовое устройство страны и национальное движение эстонцев, так и понятия «народной власти» и «суверенитета народа», укрепившиеся к началу XX в. среди либеральных интеллектуалов. Эстония являлась частью Российской империи с 1721 г., и положение в Эстонии и других прибалтийских провинциях заметно отличалось от положения, существовавшего в остальных частях империи. Конечно, прибалтийские провинции не имели статуса, очень напоминающего статус вассального государства, как Польское королевство или Великое герцогство Финляндское, и не являлись протекторатом, тем не менее, прибалтийские провинции не были обычными российскими губерниями. Они вошли в состав России на основании Ништадтского мирного договора 1721 г., который предусматривал сохранение т.н. «особого прибалтийского порядка».

​В связи с этим в Прибалтике сохранились прежняя административная система, автономия сословных корпораций и существовавший ранее правопорядок. Официальным языком делопроизводства в прибалтийских губерниях являлся немецкий язык, наиболее распространенной религией было лютеранство. В 1880-х гг. правительство Российской империи начало сокращать автономию прибалтийских провинций. Александр III, взойдя на трон, не подтвердил привилегии прибалтийских провинций, однако юридически не аннулировал договоры, гарантировавшие автономию Прибалтики. Разумеется, сокращение привилегий остзейских дворян вызывало у них негодование, содействовало укреплению в их среде сепаратизм. При этом в остзейских кругах выдвигались идеи не о независимости, а об отделении от России и присоединении к Германии.

​Вопрос суверенитета эстонцы подняли сравнительно поздно – лишь во время Первой мировой войны. Причин этого было несколько. Прежде всего, до начала мировой войны создание эстонского независимого государства не представлялось возможным. Даже самые смелые намерения в этом направлении ограничивались требованиями автономии и стремлением объединить эстонцев в рамках одной губернии. Первый проект автономии, составленный в 1906 г. Константином Пятсом, Яаном Теэмантом, Отто Страндманом и другими, предусматривал, что Эстония могла бы иметь в рамках Российской империи свой ландтаг, администрацию во главе с наместником, суд и министра-госсекретаря, который представлял бы Эстонию в Совете министров Российской империи. Все прочее входило бы в компетенцию российской центральной власти. Однако этот проект так и не дошел до обсуждения в Государственной Думе Российской империи.

​Идея об автономии Эстонии стала вновь развиваться лишь после российской Февральской революции 1917 г. 30 марта 1917 г. Временное правительство России приняло «Постановление о временном порядке управления Эстляндской губернией», по которому Эстония получила самоуправление с элементами автономии. Конечно, никакой действительной автономии за ним не последовало, но большое значение имело то обстоятельство, что данный акт объединил эстонские поселения (за исключением Сетумаа) в в границах одного самоуправления. При этом в притязаниях эстонцев на автономию речь шла не о государственной автономии, а лишь о самоуправлении, полномочия которого были бы более ограниченными, чем у прибалтийских провинций в условиях «особого порядка». На Национальном конгрессе, начавшемся 3 июля 1917 г, в выступлении Юри Вилмса был сделан шаг вперед, вместо идеи о создании автономии была высказана идея о федерации с Россией.

​Первый реальный шаг к государственной автономии был предпринят 28 ноября 1917 г., когда Временный Земский Совет Эстляндской губернии (Маапяэв) провозгласила себя верховной властью Эстонии. Этот шаг, скорее, был символическим, чем создающим основу для формирования государственного строя, поскольку официально республика не была провозглашена, и выход из состава России не был декларирован. При этом подчиненность Маапяэва российскому правительству не была признана, и в этом плане решение имело значение для системы государственного устройства. Реальной власти Маапяэв не добился – ее захватили большевики, ратовавшие за неделимость России.

Подробности