Третья конституция Эстонской Республики (де-факто 1938-1940 гг., де-юре 1938-1992 гг.)

​Третья конституция Эстонской Республики вступила в силу 1 января 1938 г. и фактически действовала до 16 июня 1940 г., когда Советский Союз оккупировал Эстонию, а юридически – до 28 июня 1992 г., когда на референдуме была принята четвертая конституция Эстонской Республики.

​В действительности конституция 1938 г. не уменьшила авторитарность власти. В некотором смысле даже были узаконены некоторые ограничения демократии, которые, в нарушение конституции 1934 г., сложились на практике. Рийгикогу стал состоять из двух палат: нижней палаты, или Государственной думы, а также вновь образованной верхней палаты — Государственного совета. Государственный совет нельзя назвать демократически формировавшимся органом – в него, в силу своего служебного положения, входили высокие чиновники, представители палат и самоуправлений, а также лица, назначенные главой государства. Важнейшим правом Государственного совета была возможность отклонения решений Государственной думы, но необходимости в этом не возникало, так как запрещение партий и переход к мажоритарной избирательной системе сделали из Государственной думы послушный президенту марионеточный парламент. Государство отступило и от принципа непосредственной власти народа, отказалось от народной инициативы, а референдумы могли проводиться только по усмотрению главы государства.

​Институт главы государства стал от народа дальше, чем по конституции 1934 г. Государственного старейшину сменил Президент Республики, чей мандат продлили до шести лет. При этом, по сути, была исключена возможность прямых выборов главы государства народом, как это было по конституции 1934 г. Право предложения кандидата на пост президента осталось лишь за Государственной думой, Государственным советом и советом представителей местных самоуправлений, также предусматривалось, что если на должность предложен лишь один кандидат, вместо народа президента будут избирать именно эти органы. По полномочиям главы государства компетенции государственного старейшины и президента почти не отличались.

​Важнейшим различием между второй и третьей конституциями было то, что конституция 1938 г. открыто устанавливала корпоративное государство. Помимо местных и культурных самоуправлений, был создан третий тип самоуправлений — профессиональные самоуправления, или Палаты. Палаты имели право издавать обязательные распоряжения и взимать плату с членов Палаты.

​По сравнению с предыдущими конституция 1938 г. была внешне более социально ориентированной и популистской. В ней также отразилось влияние социальной демагогии, которая на тот момент достигла своего апогея в Италии и Германии. И все же третья конституция была, скорее, доработанной версией второй конституции, а не базой для нового государственного режима. Установленный в 1920 г. и основывающийся на парламентской демократии государственный строй сменился иным строем, основывавшимся уже на конституции 1934 г. – авторитарной диктатурой. В разгар парламентского и экономического кризисов разочарованные нестабильностью демократии очень многие жители страны были увлечены популярным идейным течением 1930-х годов — идеей корпоративного государства. Установленный в Италии Бенито Муссолини государственный режим и система палат выглядели для многих привлекательными. Начиная с государственного переворота 1934 г. в Эстонии постепенно формировался государственный строй во многом схожий с тем, что существовал в Италии. Многопартийную систему сменила однопартийная, выборы стали формальным голосованием и проверкой на лояльность. Свобода слова стала наказуемой, а свободу печати теперь ограничивала подчинявшаяся правительству цензура. Государство активно участвовало в формировании профессиональных палат. В конституции 1938 г. такой государственный строй и был узаконен.

​При этом, по сравнению с другими европейскими авторитарными режимами, сформировавшийся в Эстонии режим был относительно умеренным. В Эстонии не проходили массовые политические репрессии и не создавались концлагеря, как в Германии, Италии или даже в Латвии; не культивировались массовые преследования по этническому признаку и антисемитизм, что было свойственно почти всем диктатурам того времени. Тем не менее, характер существовавшего в Эстонии режима способствовал тому, что ранее поддерживавшие Эстонию демократические государства стали от нее отдаляться и критиковать установившийся в Эстонии государственный строй.

​16 июня 1940 г., воспользовавшись скованностью государств Западной Европы военными действиями Второй мировой войны, Красная армия Советского Союза вторглась в Эстонию и оккупировала страну. 21 июля 1940 г. существовавший государственный строй сменился советским режимом, а 6 августа Эстония была присоединена к Советскому Союзу. С лета 1941 г. по осень 1944 г. Эстония находилось под немецкой оккупацией, и в качестве генерального комиссариата входила в состав рейсхкомиссариата «Остланд». В отличие от Словакии, Хорватии, Богемии и Моравии, Эстония не стала марионеточным государством или протекторатом. Конец немецкой оккупации пришел с началом второй советской оккупации, страна была повторно аннексирована. Советская оккупация и аннексия продолжались до осени 1991 г.

Подробности