Направления развития эстонского гражданского общества в первое десятилетие XXI века

​Одной из самых характерных тенденций развития гражданского общества в Эстонии в первое десятилетие XXI века было усиление сотрудничества органов государственной власти и третьего сектора. На сегодняшний день одним из приоритетов избирательных программ всех политических партий является поддержка гражданской инициативы. Авторитет гражданских объединений в обществе значительно повысился, деятельность некоммерческих объединений освещается в средствах массовой информации гораздо лучше, чем еще десять лет назад. Весьма значимым является создание при президенте института советника в области гражданского общества. Безусловно, главными факторами в развитии гражданского общества Эстонии, а также в процессе институционализации гражданских инициатив в последнее десятилетие были EKAK и Европейский Союз. Помимо ресурсов, выделяемых различными финансовыми механизмами и фондами, Европейский Союз оказывал непосредственное правовое и политическое влияние. Кроме того, повышение значимости гражданских инициатив на уровне самого Евросоюза произошло в тот же период, когда Эстония стала его членом.

​Десятилетие было отмечено рядом прямо или косвенно связанных с EKAK положительных событий. В результате активной работы представителей гражданских объединений государственная власть все больше стала признавать важность участия граждан и необходимость сотрудничества с третьим сектором. В министерствах работают ответственные за повышение вовлеченности граждан координаторы. Одним из позитивных начинаний является деятельность Фонда Содействия Развитию Предпринимательства (EAS), который в сотрудничестве c Уездными центрами развития (MAK) предлагает информацию о том, как создать некоммерческое объединение и как его развивать. В сотрудничестве с уездными центрами развития организовано обучение и консультирование членов некоммерческих объединений.

​Исходя из приоритетов «Концепции развития гражданского общества Эстонии» (EKAK) в настоящее время составлены три программы содействия гражданской инициативе: 2004-2006, 2007-2010 и 2011-2014. Последняя из них, а именно Программа развития гражданского общества на 2011-2014 гг., сосредоточена на пяти темах – гражданское образование, жизнеспособность гражданских объединений, участие граждан, партнерство в сфере общественных услуг, а также благотворительность и филантропия. «Концепция развития гражданского общества Эстонии» (EKAK) служит также основой для государственной стратегии поддержки волонтёрства. Одним из важнейших документов в этой области является Программа развития поддержки гражданской инициативы на 2007 – 2010 гг. На развитие волонтёрского движения в Эстонии также оказало влияние членство Эстонии в Евросоюзе. 2011 год в Евросоюзе был объявлен годом волонтёрского движения, в рамках которого под руководством Центра развития волонтёрского движения (VTA) и Министерства внутренних дел проводились мероприятия, связанные с обучением и поддержкой волонтёров.

​Однако реализация «Концепции развития гражданского общества Эстонии» (EKAK) была очень трудной. Многие договоренности так и остались только на уровне обещаний, чему способствовала абстрактность как правовых актов, так и самой концепции. Например, в Эстонии не было четкого плана действий, охватывающего разные аспекты гражданского образования, как не было и общего координатора этой деятельности. Более сложной проблемой оказалось то, что и граждане и гражданские объединения находили, что их участие в процессе принятия решений часто лишь кажущееся. Серьёзным вопросом является вовлечение различных меньшинств. Звучащее в речах политиков понимание значимости гражданской инициативы очень часто остается только на уровне слов.

​Чрезвычайно важной в последние десятилетия была деятельность самих гражданских объединений и активистов. Роль Союза некоммерческих организаций и фондов Эстонии (EMSL) по-прежнему очень высока, будучи представительным органом гражданских объединений, союз проводит обучение и предлагает консультации, предоставляет информацию о гражданском обществе и т.д. Союз некоммерческих организаций и фондов Эстонии выпускает журнал Hea Kodanik (Хороший Гражданин), который содержит различные материалы, отражающие развитие гражданского общества. Союз некоммерческих организаций и фондов Эстонии (EMSL) возглавлял работу по составлению упомянутой выше Kaasamise hea tava (Наилучшая традиция привлечения), а также Этического кодекса гражданских объединений, Справочника хорошего правления и других документов, которые пытаются регулировать деятельность самих гражданских объединений и продемонстрировать желание гражданского общества больше участвовать в управлении.

​Одним из самых известных мероприятий последнего времени, проведенных по инициативе граждан, был проект «Сделаем!», впервые проведенный в 2008 году и повторившийся в 2010, 2011, 2012 гг. В мероприятии трудились десятки тысяч людей в разных частях Эстонии, которые добровольно приняли участие в общей уборке мусора. Исторически в Эстонии сложилась традиция участия в добровольческой деятельности. На протяжении столетий существовал обычай во время сбора урожая помогать друг другу всем селом. Кампания по уборке мусора «Сделаем!» (Let`s do it) на сегодняшний день приобрела международный характер. К 2012 году подобные акции были проведены в 17 государствах, в них приняли участие более 3 миллионов человек.

​За последнее десятилетие экономическое положение гражданских объединений в целом улучшилось, хотя большинство организаций работают с очень маленьким бюджетом, а дотации со стороны государства и различных фондов краткосрочные. Большая часть финансирования свободных объединений поступает из местных источников, прежде всего от местных самоуправлений и фондов. Такие фонды, как Центр экологических инвестиций (KIK), Совет по налогу на азартные игры, Капитал культуры, Фонд интеграции и миграции "Наши люди" (MISA) поддерживают проекты и организации в своей сфере.

​Созданный в 2008 году Целевой капитал поддержки развития гражданского общества (KÜSK) ежегодно получает определенную сумму для поддержки неправительственных организаций, гражданского образования и развития демократии на местах. По-прежнему сохраняет свое значение финансируемый правительствами Норвегии и Швейцарии Фонд гражданских объединений. Распорядителем Фонда гражданских объединений в Эстонии является Фонд открытой Эстонии (AEF). Крупные объединения в первую очередь могут получать деньги через фонды и проекты Евросоюза. Получателями денег из государственного бюджета являются, прежде всего, целевые учреждения с государственным участием.

​Действующие в интересах общества некоммерческие объединения и целевые учреждения при определенных условиях могут быть внесены в список объединений, получающих налоговые льготы. В то же время понятие «общественный интерес» не было четко определено ни одним законом и поэтому налоговыми льготами пользуется лишь небольшая часть организаций, которые фактически работают в интересах общества. В последние годы лидеры гражданского общества борются за упрощение принципов получения налоговых льгот.

​Имеет значение разнообразие источников финансирования гражданских объединений. Важно, чтобы гражданские объединения не попали в зависимость от одного источника, будь то иностранные деньги или государственная поддержка. Можно сказать, что круг источников финансирования по сравнению с 1990 гг. значительно расширился. Исследования второй половины 1990 гг. показали, что большую часть в финансировании объединений граждан составляли членские взносы, затем следовали дотации органов местных самоуправлений и государственных органов.

​В последнее десятилетие ситуация изменилась. На финансирование оказал существенное влияние начавшийся в 2008 году экономический кризис. В сравнении с 2009 годом в 2004 году значительными были как средства, выделяемые из государственного бюджета, так и поддержка со стороны эстонских предпринимателей. Гораздо меньше в 2009 году упоминаются дотации от зарубежных организаций, от иностранных предпринимателей и частных лиц. Зато в 2009 году больше упоминается финансирование государственных фондов. С другой стороны, в два раза увеличилась доля программ Евросоюза. Очевидно, что это является следствием вступления Эстонии в Европейский Союз и открытия для неё структурных фондов ЕС. Членские взносы в качестве источников финансирования некоммерческих организаций упоминаются весьма часто, хотя их доля в бюджетах объединений не столь значительна.

​Сравнивая источники финансирования целевых учреждений в 2004 и 2009 гг. следует отметить, что их финансирование из средств государственного бюджета также уменьшилось, в то же время увеличилось значение государственных фондов. Зато, если для некоммерческих объединений серьёзно выросла поддержка за счет программ Евросоюза, то для целевых учреждений рост этого финансирования остался весьма умеренным. Тем не менее, для целевых учреждений финансирование за счет программ ЕС остается по-прежнему более доступным, чем для некоммерческих организаций.

​С финансированием увязывается еще один тренд в развитии эстонского гражданского общества, а именно – оказание государственных услуг свободными гражданскими объединениями. Оказание государственных услуг прежде всего происходит на местном уровне. Большим плюсом при осуществлении услуг является экономия ресурсов, повышение качества оказываемых услуг и близость к целевой группе. Однако существует опасность, что в результате этого гражданские организации чересчур профессионализируются, выстраивают свои цели в соответствии с государственными приоритетами, превращаясь таким образом в подобие государственной организации. Проблемой финансирования оказания услуг на проектной основе становится невозможность продолжения деятельности, в случае если проектные деньги заканчиваются или сокращается государственное финансирование, как это случилось во время последнего экономического кризиса. Также роль ответственного за интересы целевой группы становится неопределенной и зависящей от того, кому услуга в этом году оказывается. Исходя из закона, окончательная ответственность и контроль над оказанием государственных услуг возлагается все же на публичный сектор. Излишняя ориентированность на оказание государственных услуг снижает возможность гражданских объединений быть по-настоящему каналом, представляющим интересы маргинализированных групп населения. Последнее, в свою очередь, является одним из приоритетов «Концепции развития гражданского общества Эстонии» (EKAK).

​Один из важных вопросов связан со слабой организованностью людей. Как уже упоминалось выше, приблизительно 70% жителей не принадлежит гражданским организациям, хотя в последнее десятилетие число недоходных объединений выросло в два раза, с 15 тысяч до 30 тысяч. Узкий круг активных деятелей в организации приводит к тому, что возникают т. наз. элиты и ослабевают связи с простыми гражданами. Эксперты неоднократно отмечали, что, хотя объединения и развиваются стабильно, можно заметить расслоение среди членов организации по уровню возможностей. Появились профессиональные лидеры, уменьшилась группа энтузиастов. Это означает, что приход в общество маргинальных слоев остается слабым. Уменьшаются возможности объединений всеобъемлющим образом формулировать общественные интересы, и от этого страдает вовлеченность в общественные дела различных меньшинств.

​Исследования показали, что социальная активность в Эстонии в большей степени зависит от наличия личных ресурсов. В общественной деятельности активнее принимают участие эстонцы, обеспеченные люди с высшим образованием, по большей части молодые. Проведенные в последние годы исследования показывают, что, например, волонтёрской деятельностью занимаются, прежде всего, люди в возрасте 35-49 лет (~29%), за ними следуют 15-24-летние (24%)и 50-64-летние (20%). Люди в возрасте 65 лет и старше занимаются волонтёрской работой меньше всего. Личное благополучие для большей части населения важнее общественного благополучия и это уменьшает желание людей внести свой вклад в решение проблем, которые непосредственно не связаны с личной жизнью, с частными интересами. Даже безработные социально очень пассивны, хотя, казалось бы, у них достаточно свободного времени. Это также одна из причин, почему в последнее десятилетие эксперты подчеркивали необходимость социальных гарантий для добровольцев и указывали на трудности с компенсированием затрат на волонтёрскую деятельность в Эстонии.

​И наконец, как и в 1990 гг., сохраняется этническая разобщенность эстонского общества. Хотя в последнее десятилетие русскоговорящие и эстоноговорящие жители стали воспринимать значимость гражданского общества одинаково, отношение к государству и понимание своего места в обществе у русскоговорящих людей отличается от того, что чувствуют эстонцы. Существующий языковой барьер затрудняет как успешное функционирование русских объединений, так общение между действующими в одной и той же области русскими и эстонскими организациями. Русскоговорящие жители пессимистично оценивают возможности сотрудничества между различными этническими группами, их установки и поведение по-прежнему определяются русскоязычным информационным пространством. Считается, что внутриполитические кризисы в Эстонии (в том числе беспорядки в апреле 2007 года или Бронзовая ночь) связаны с реальной слабостью гражданского общества в содействии диалога между общинами.

​По данным мониторинга 2011 года (2011. aasta Integratsiooni monitooringu) существуют значительные различия в политической активности людей с разным статусом гражданства. При измерении политической активности принимались во внимание такие мероприятия, как сбор подписей под воззваниями и петициями, участие в общественных собраниях, обращения к государственным чиновникам и т.д. Политическая активность граждан Эстонии, независимо от национальности, одинаковая, примерно треть из них принимала участие в вышеупомянутых мероприятиях. Зато среди лиц без гражданства в политических акциях приняла участие лишь пятая часть, и из числа граждан России только каждый шестой человек. Аналогично выглядит и принадлежность к гражданским объединениям. Если среди граждан Эстонии не принадлежит ни к одному объединению 70%, то среди лиц без гражданства не участвуют в работе гражданских организаций 80% , а из числа граждан России 81% жителей.

Подробности