Старая Ливония в XIV в. Восстание Юрьевой ночи

Характерной особенностью истории Эстонии XIV в. были распри между местными правителями. В основном, они находили выражение в борьбе между Ливонским орденом и епископами за земли и сферы влияния.

Одно из наиболее привлекающих внимание событий в ранней истории Эстонии, причины которого до сих пор до конца не выявлены – восстание, которое подняли эстонцы против завоевателей в 1343—1345 гг., т. е. восстание Юрьевой ночи. Насколько известно, началось оно в Северной Эстонии на территории, занятой датчанами, в Юрьев день, 23 апреля 1343 г. Согласно т. н. "Младшей ливонской рифмованной хронике", приписываемой капеллану магистра Ливонского ордена Бартоломею (Варфоломею) Гонеке, эстонцы захватили цистерцианский монастырь в Падизе и убили тамошних монахов, а также многих вассалов-немцев. Восставшие избрали из своей среды четырех вождей, которых назвали королями (эстонское слово kuningas – король, тогда обозначало старейшину или военачальника). Крестьянское войско осадило Таллинн и резиденцию епископа в Хаапсалу. Кроме того, эстонцы обратились за помощью к шведским властям в Финляндии– к фогтам (наместникам шведского короля) Турку (Або) и Выборга, которые пообещали поддержать их.

Надежды эстонцев на помощь Швеции объясняются тем, что Швеция, к владениям которой относилась тогда и Финляндия, уже с давних времен проявляла интерес к восточному побережью Балтийского моря. Очевидно, во вмешательстве Швеции была заинтересована и, по крайней мере, часть вассалов в Северной Эстонии, которых очень беспокоило их будущее из-за усиления Ордена и ослабления королевской власти Дании. Еще до восстания Юрьевой ночи, пользуясь слабостью Дании, Швеция подчинила себе несколько территорий на Скандинавском полуострове, принадлежавших Дании. Эти обстоятельства объясняют и повышенный интерес Швеции к владениям Дании в Северной Эстонии.

Поскольку Дания переживала внутриполитические затруднения, ждать скорой помощи в усмирении заморской провинции не было смысла, и датский наместник в Таллинне обратился с посланием о помощи к магистру Ливонского ордена Бурхарду фон Дрейлебену, который в это время во главе орденских войск был в походе против Пскова. Магистр, прервав военные действия на восточной границе, не мешкая, отправился в Таллинн, Вслед за этим эстонцы направили к орденскому магистру своих послов – четырех королей, которые встретились с ним в орденской крепости Пайде. Во время переговоров произошло столкновение, и вожди восставших были убиты. В последовавших сражениях эстонцы потерпели поражение от орденского войска. Вассалы Таллинна и Харью-Виру обратились за защитой к магистру, и флот туркуского и выборгского фогтов, появившийся на рейде Таллинна, вынужден был повернуть обратно. Очевидно, в середине XIV в. эстонцы еще представляли собой политическую силу, с которой приходилось считаться – и на международной арене тоже, что позволяло им обоснованно надеяться на вмешательство туркуского и выборгского фогтов. Некоторые хроники, в которых нашли отражение события Юрьевой ночи, представляют восстание и как попытку эстонцев отказаться от христианской веры.

С другой стороны, восстание Юрьевой ночи можно рассматривать, как звено в цепи прокатившихся по Европе в XIV в. крестьянских волнений, часто не имевших ясных целей, а также экономических, политических или религиозных причин.

Какой конкретно урон нанесло восстание экономике и населению Эстонии, не известно. В отдельных источниках есть свидетельства о том, что земля оставалась разоренной и заброшенной еще годы после подавления восстания. Давали о себе знать и человеческие потери, как среди эстонцев, так и среди немцев, не говоря уже о том, что на время заглохла хозяйственная деятельность. Возможно, на спад в развитии оказала влияние и «Черная смерть», распространившаяся по Европе в середине XIV в., хотя сведения о том, какой размах получила эта эпидемия чумы в Эстонии и докатилась ли она вообще до здешних мест, отсутствуют. Вероятно, заболеваемость не была столь уж значительной, как и в некоторых других окраинных регионах Европы.

Весьма заметным можно считать постоянное ухудшение правового положения крестьян после подавления восстания Юрьевой ночи. В то же время стабилизировалось правовое положение феодального сословия: уже в 1315 г. в т.н. ленном праве Вальдемара-Эрика (собрание правовых норм, составленное датским королем Эриком VI Менведом для Северной Эстонии) определены отношения между верховной властью и вассалами, структура судебной власти и порядок наследования ленов по мужской линии.

Существенное изменение в политической жизни Северной Эстонии произошло в 1346 г., когда король Дании Вальдемар IV продал свои здешние владения Тевтонскому ордену. Эта сделка не имела прямой связи с восстанием Юрьевой ночи – из-за внутриполитических и финансовых затруднений в Дании уже на протяжении десятилетия стоял вопрос о необходимости отказаться от владений в Северной Эстонии. Через год после продажи верховный магистр Тевтонского ордена передал Северную Эстонию во владение своему филиалу – Ливонскому ордену, что ещё более укрепило позиции Тевтонского ордена в Ливонии. Эти сделки еще не означали окончательного отказа Дании от своих амбиций в отношении Северной и Западной Эстонии. Например, в XV в. датчане пытались вмешиваться в процесс инвеституры (поставления) Таллиннского и Сааре-Ляэнеского епископов.

Подробности