Города

В конце XVI в. на территории Эстонии было десять городов – кроме городов, возникших в средние века, городское право во второй половине XVI в. получили Курессааре на о-ве Сааремаа (1563) и Валга (1584). Войны на рубеже столетий нанесли большой урон городам Эстонии: например, Пярну восемь раз переходил из рук одних захватчиков в руки других. Тарту, самый крупный город Северной Лифляндии, многократно подвергался разграблениям со стороны российских, польских и шведских войск. Ко времени окончания военных действий права города сохранили лишь Таллинн, Тарту, Нарва и (Новый) Пярну. Со временем восстановились как города Курессааре и Валга, остальные были уничтожены или перешли в частное владение (например, Хаапсалу, Раквере). Лучше других перенес тяготы войны Таллинн, захватить который не удалось ни одному чужестранному войску. Очевидно, Таллинн с численностью населения более 10 000 человек, в XVII в. был третьим по величине городом Швеции после Стокгольма и Риги. Своей стойкостью в войнах Таллинн был обязан мощным средневековым крепостным стенам. В XVI и XVII вв. шведские власти еще более укрепили оборонительные сооружения Таллинна, как стратегически важной крепости – в середине XVII в. были воздвигнуты бастионы, и сегодня украшающие город. Позже было предпринято крупномасштабное строительство пояса оборонительных сооружений вокруг Нарвы. С меньшим размахом строились укрепления в Курессааре, Пярну и Тарту.

В XVII в городах Эстонии проживало примерно 6% всего населения. Шведское государство признавало, в целом, внутреннюю автономию городов на основе средневекового городского права, однако, несмотря на это, отношения отдельных городов с центральной властью складывались по-разному. Так, автономия Таллинна на всем протяжении шведского правления сохранялась почти без ограничений, напротив, в Нарве центральная власть взяла себе гораздо больше прав, в ущерб правам города. Вообще города сохраняли традиционное устройство, обусловленное средневековым городским правом: законодательство, администрация и судебная система относились к компетенции состоявшего из влиятельных купцов городского совета – рата или магистрата. В XVII в. в состав магистрата постоянно входили и ратманы с юридическим образованием.

Жители города делились на граждан и не граждан: гражданами могли быть члены профессиональных объединений купцов и ремесленников – гильдий. В области ремесленного производства еще в XIV в. сложилась цеховая система, в течение XVII в. происходила все большая специализация ремесел. Как и в торговле, из ремесленного производства вытеснялись представители коренного народа Эстонии. Так, в конце XVII в. прекратила свое существование состоявшая, в основном, из ремесленников-эстонцев таллиннская Олайская гильдия. Начиная с этого времени непременным условием для кандидата в члены гильдий ремесленников в Таллинне, было немецкое происхождение. В результате постепенно сокращалась доля "народа земли" (так называли себя эстонцы) среди горожан, хотя в целом эстонцы продолжали составлять большинство среди городских жителей. Устанавливать этническую принадлежность городских граждан трудно еще и потому, что социально успешные эстонцы быстро онемечивались – в книгах учета граждан немецкие имена могут ввести в заблуждение при определении национальной принадлежности их владельцев.

Подробности