Образование крестьян

​Частью церковной политики Швеции было основание крестьянских школ и обучение чтению крестьян, а также издание церковной литературы на местном языке, что в итоге должно было послужить укоренению государственной религии – лютеранства. Однако, как и в других областях, до систематической работы по развитию образования дело дошло лишь в 1630-е гг. По времени это совпадает, в большей или меньшей мере, с развитием народного образования, как в католических, так и в протестантских странах по всей Европе. В самой Швеции сеть крестьянских школ сложилась именно в 1620-е гг.

В Эстонии долгое время обучение чтению крестьян было обязанностью помощников пасторов – кистеров, позднее детей понемногу учили дома их родители, выучившиеся читать. В некоторых церковных приходах были на временной работе учителя, а кое-где работали и единичные крестьянские школы.

Дополнительные изменения в организацию образования крестьянства внес принятый в Эстонии закон о церкви 1686 г. По этому закону к концу столетия были основаны крестьянские школы по всей Эстонии и заложены основы оплаты учительского труда. Некоторое время в Центральной Эстонии действовала и учительская семинария, которая готовила учителей для крестьянских школ. И хотя работала семинария недолго – через 4 года, вследствие смерти её руководителя, прекратила существование, она стала новым этапом в развитии эстонской народной школы. За это время в семинарии получили подготовку около 160 молодых эстонцев, которые приступили к работе в разных уголках Эстонии. Распространенность умения читать среди эстонцев в XVII в. трудно оценить адекватно, но можно полагать (например, на основе сравнения со знаниями немецких учащихся городской школы Таллинна), что в общем случае это умение ограничивалось чтением простых текстов духовного содержания, пониманием катехизиса и т.п.

Одна из центральных идей учения Мартина Лютера состояла в том, что человек должен иметь возможность читать святое писание и постигать истины вероисповедания на своем родном языке. Как укреплению лютеранской идеологии вообще, так и осуществлению ее принципов способствовало то обстоятельство, что к началу реформационного движения уже существовало книгопечатание, позволявшее массово распространять печатное слово. С Реформацией связано и начало истории эстонского печатного слова. Сохранились, правда, только немногие фрагменты лишь одной книги, напечатанной в XVI в. на эстонском языке, но в то же время имеются достоверные сведения о существовании в Таллинне в XVI в. нескольких разных изданий такого рода. Католическая церковь во время контрреформации также начала, по крайней мере, иногда, в противовес лютеранской церкви энергично заниматься вопросами образования и издания церковной литературы на эстонском языке. 

Новый размах издание литературы на эстонском языке получило в 1630-х годах. Этому способствовало основание типографий в Тарту и, что еще важнее, в Таллинне, где и напечатана большая часть изданий XVII в. на эстонском языке – преимущественно духовная литература (книги проповедей и псалмов, тексты молитв), предназначенная, в первую очередь, священникам. Уже с середины столетия стали предприниматься попытки перевода Библии на эстонский язык, но до издания ее в полном объеме в этот период дело все же не дошло. Напечатан был лишь Новый Завет на южноэстонском языке (1686).

Подробности