Отношения Старой Ливонии с соседними странами

Во второй половине XVI-го и в XVII в. в Европе происходило разложение средневекового сословного общественного строя, укреплялись централизованные национальные государства, формировались религиозные конфессии – шла модернизация общественных отношений. К тому же периоду относятся развитие капиталистического производства, а также распространение гуманистических и рационалистических идей. Образование крупных национальных государств сопровождалось борьбой за политическую и экономическую власть в Европе и колониях. Обострению борьбы способствовала вражда между католиками и протестантами.

В XVII в. положение в Европе во многом определялось усилением централизованного Российского государства. К концу XV в. Москва подчинила себе остальные русские княжества и земли (в том числе и непосредственных соседей Эстонии – Новгород и Псков) и освободилась от монголо-татарского ига, установленного в XIII в. Амбиции крупных государств, растущие параллельно военным успехам, поддерживались идеологической "экспансией". В среде светских и духовных правителей Московского царства закрепилось представление о том, что Россия за верность православию избрана Богом, отмечена им, и Москва стала "третьим Римом", хранителем истинной веры, последним оплотом православия, "Новым Иерусалимом". По аналогии с византийским императором, который считался "хранителем истинной веры, главой всего православного мира" и царь Московский стал восприниматься его подданными в таком же качестве.

Этот комплекс представлений стал вырабатываться еще во время правления Ивана III (1462—1505) и к началу правления Ивана IV Грозного (1533—1584) уже вполне сложился. В 1547 г. Иван IV венчался на престол как первый русский царь, он последовательно проводил административные, судебные и военные реформы, чтобы укрепить самодержавие и государственную структуру, необходимую крупной державе. Завоевав в 1550-е годы Казанское и Астраханское ханства, Москва взяла под свой контроль Волжский торговый путь, который вел к Каспийскому морю и оттуда в страны Востока. В дальнейшем Московское царство намеревалось расширить свои владения за счет Ливонии, а также добиться превосходства на Балтийском море, по которому проходил самый короткий и удобный торговый путь из России в Западную Европу.

Амбиции русского царя не могли не столкнуться с интересами других монархов Восточной и Северной Европы: еще в конце XV в. главным противником Москвы стало польско-литовское государство. После подписания Люблинской унии в 1569 г. Польша и Великое княжество Литовское объединились в единое государство – Речь Посполитую (Rzeczpospolita) с выборной королевской властью и, по сути, управляемое дворянским сеймом. Поскольку в новом государстве польская знать имела более прочные политические позиции, его часто называли просто Польшей. Крупной самостоятельной силой стала к первой половине XVI в. и Швеция, с приходом к власти династии Васа освободившаяся от гегемонии Дании и принявшая лютеранство. Уже с XIV в. под властью Швеции находилась и Финляндия, северный сосед Эстонии.

В Старой Ливонии (территория современной Эстонии и Северной Латвии), напротив, до середины XVI в. сохранялась сложившаяся еще в XIII в. раздробленность на пять маленьких государственных образований: Ливонский орден, Рижское архиепископство, Тартуское, Сааре-Ляэнеское и Курляндское епископства. В то же время сохранение перемирия с Москвой, заключенного в начале XVI в. орденским магистром Вольтером фон Плеттенбергом, последним выдающимся деятелем Ливонского орденского государства, наиболее сильного государственного образования в Старой Ливонии, требовало наличия достаточных военных сил. Однако после смерти В. Плеттенберга в 1535 г. такого же влиятельного политического деятеля, который сумел бы организовать местные военные силы и не допускать постоянных столкновений между местными правителями, более не появилось. Кроме политических разногласий, ливонское общество раздирали религиозные распри в связи с развернувшейся в 1520-е годы Реформацией. Учение Мартина Лютера охотно восприняли светские и духовные круги крупных городов, дворянство больше склонялось к сохранению католичества. Ливонский орден, как организация, остался католическим, но после В. Плеттенберга орденские магистры сами стали склоняться к лютеранству.

В экономическом плане XVI век для Ливонии, как транзитной страны в торговле между Россией и Западной Европой, был достаточно благоприятным, благодаря высокому спросу в Европе на продукцию сельского хозяйства, которая шла из России. Росло благосостояние всех сословий, но больше всего горожан. В то же время обострялись социальные противоречия между городом и деревней, помещиками и крестьянами, купцами и ремесленниками, немцами и "ненемцами" (в основном, эстонцами). Внутренние проблемы ослабляли военный потенциал страны, снижали уровень готовности к отражению возможного нападения со стороны соседних стран.

Подробности