Аграрные реформы и новые явления в экономике

​Предпосылки для проведения аграрных реформ сложились в результате общеевропейского политического и общественного развития. Прежде всего, следует отметить аграрные реформы в Пруссии и освобождение тамошних крестьян от крепостной зависимости в 1807 г. К реформам вынудило помещиков и общее ухудшение экономического положения: на рубеже веков – закончился период подъема сельского хозяйства, и в 1820-е гг. Эстонию настиг общеевропейский аграрный кризис, упали цены на сельскохозяйственные продукты, помещики нуждались в деньгах и утопали в долгах. К реформам подталкивало остзейских помещиков и царское правительство России. Власти Российской империи, прежде всего заинтересованные в нормальном функционировании государства в целом, до определенного предела выступали союзником крестьян против дворянского сословия, которое было заинтересовано лишь в максимальном расширении своих сословных привилегий.

​Еще Екатерина II через генерал-губернатора Георга Брауна (1698—1792 гг.) сделала первую попытку урегулировать взаимоотношения помещиков и крестьян в Лифляндии, однако аграрные реформы 1765 г. имели весьма скромные последствия. Вступивший на престол в 1801 г. Александр I с энтузиазмом поддерживал реформистское крыло остзейских дворян, усматривая в остзейских провинциях пример для реформ по всей России. Аграрный закон 1802 г. для Эстляндии и 1804 г. для Лифляндии, по сути, смягчал, но не отменял крепостное право – закон строго фиксировал повинности крестьян, признавал право собственности крестьян на движимое имущество, запрещал прогонять крестьян с хуторов и создавал волостные суды для решения конфликтов между крестьянами. Все эти новшества были направлены на ограничение своеволия помещиков. Однако преобразования, которые требовали больших затрат и много времени для их проведения, практически остались не реализованными. Следующая фаза аграрных реформ, освобождение крестьян от крепостной зависимости в 1816 г. в Эстляндии и в 1819 г. в Лифляндии, проходила по общей инициативе сословий и государства и представляла собой, по сути, компенсации помещикам в виде земель за их отказ от права собственности на крестьян. В духе экономического либерализма Адама Смита рыцарства решили полностью освободить крестьян и перейти на принцип «свободных» договоров, что, в значительной мере, сохраняло зависимость крестьянина от помещика. По сравнению с прежними крестьянскими законами это было, частично, даже шагом назад. В то же время нельзя недооценивать положительное значение отмены крепостничества: крестьяне получали фамилии; с постепенным ростом свободы передвижения увеличивалась социальная мобильность сельского населения и его расслоение; созданные реформой общины оказались, правда, под опекой помещиков, но дали крестьянам, хотя бы частичное, самоуправление; тщательно проработанное распоряжение о крестьянской школе стало основой создания системы обязательного начального образования.

​Поначалу посещение школы было еще нерегулярным, и многие крестьянские дети учились читать дома, к середине ХIХ в. школьная сеть стала действовать на более стабильной основе (особенно в Южной Эстонии и на о-ве Сааремаа); все больше внимания и в крестьянских школах первой ступени стали уделять обучению письму и арифметике.

​До середины ХIХ в. Эстония оставалась преимущественно аграрной страной. В XVIII в. развитие промышленности оставалось на доиндустриальной стадии, для которой характерно мануфактурное производство (Ряпинаская бумажная фабрика, стекольные мастерские под Пыльтсамаа, фаянсовая мануфактура в Таллинне). Во второй четверти ХIХ в. начался переход от мануфактурного производства к основанному на машинной тяге фабричному производству – в Эстонии появляется ряд значительных предприятий, среди них – Кренгольмская мануфактура в Нарве, одно из крупнейших предприятий России.

​Десятки лет после освобождения крестьян продолжался кризис помещичьего хозяйства. Получивший личную свободу крестьянин не был заинтересован в повышении плодородия хуторских полей, так как их приходилось арендовать у помещика на краткосрочной основе, а с повышением производительности труда помещик стремился увеличить барщину. Некоторые более прогрессивные помещики пытались использовать на своих полях новые сельскохозяйственные методы. В результате их усилий увеличилось производство картофеля, льна и клевера. В местном обществе остзейских немцев кризисные настроения практически не наблюдались: в эти тяжелые для крестьян годы в остзейских провинциях царила обывательская «лифляндская идиллия», причем консервативный режим Николая I (годы правления 1825—1855) исключал любую критическую дискуссию.

Подробности