Национальное пробуждение

Развитие Эстонии во второй половине XIX в. характеризуют всеобщая модернизация, преобразование статического аграрного общества в более современное европейское общество, индустриализация, урбанизация, торжество только что зародившегося национального самосознания. Либеральная внутренняя политика императора Александра II (1855-1881 гг.) и отмена крепостного права в России (1861 г.) ускорили преобразования, происходившие в прибалтийских провинциях. Новый порядок выдачи паспортов, установленный в 1863 г., по которому эстонские крестьяне получили свои первые документы, удостоверяющие личность, предоставил им большую свободу передвижения, и способствовал переселению части эстонцев в другие губернии Российской империи. С отменой в 1868 г. барщины (права помещиков требовать от крестьян отработок на помещичьей земле в качестве платы за пользование землей) мызные хозяйства перешли на денежную ренту и массовое использование наемного труда. Закон 1866 г. о волостной общине освободил крестьянские самоуправления из-под власти помещиков и предоставил им широкие полномочия в местных экономических и общественных делах

В 1860-х гг. на территории Эстонии начался массовый выкуп хуторов у мыз в вечное пользование по свободным рыночным ценам, которые в силу нехватки земли и большого спроса были в несколько раз выше, чем в тех районах Российской империи, где земля была намного плодороднее. Крестьяне выкупали свои хутора, земли под которыми обычно были освоены и заселены еще их предками, с помощью долгосрочного банковского кредита, который выплачивали из дохода, полученного от выращивания льна и картофеля (цены на лен поднялись вследствие сокращения импорта хлопка в Европу, обусловленного гражданской войной в США). К концу XIX в. в Южной Эстонии (Лифляндской губернии) в собственности крестьян находилось более 80%, а в Северной Эстонии (Эстляндской губернии) – 50% хуторской земли, часть хуторов по-прежнему сдавалась в аренду. Полноправные собственники хуторов – экономически самостоятельные крестьяне, стали главной экономической силой и самой социально активной и жизнестойкой группой эстонского общества

Под влиянием французской революции, идей романтического этапа развития немецкого национализма в середине XIX в. национальное пробуждение началось и у эстонцев, и развивалось также как и у других малых народов Восточной Европы (чехов, финнов, латышей и т.д.), не имевших ранее своей государственности. Движущей силой эстонского национального движения стала новая элита которую образовывали зарождающаяся национальная интеллигенция и средний слой, состоявший из государственных служащих, торговцев и ремесленников и священников из числа эстонцев. Притеснения, отсутствие возможности участвовать в принятии решений, обусловленные сложившейся политической ситуацией, сформированной центральной российской властью, культурное доминирование местных остзейских немцев мотивировали элиту "проснувшегося крестьянства" создавать свою национальную общность рядом с уже "готовыми" немецким и русским обществами, а не в качестве их части

В 1857 г. учредитель первой газеты на эстонском языке Perno Postimees Йоханн Вольдемар Яннсен (1819-1890 гг.) вместо прежнего названия maarahvas ("народ земли" или "деревенский народ") ввел новое название – "эстонцы". Патриоты из интеллигенции побуждали эстонцев участвовать в общественной жизни, вырабатывали правовые и культурные требования зарождающегося народа и организовывали отправку коллективных петиций царской власти (1864 г., 1881 г.). Национальное движение, исходящее из либеральных идей, было направлено, прежде всего, против сословного общественного устройства, социального и национального давления немецко-русской знати, онемечивания и русификации эстонцев. Важнейшим залогом этнического самоопределения эстонцев и национального развития деятели движения национального пробуждения считали создание высокой европейской культуры на своем языке.

В период расцвета национального пробуждения, в 1860-1880 гг., в движении царило политически умеренное направление, добивавшееся этнически-лингвистических целей, которое сделало акцент на разработку национальной культуры и эстоноязычного образования. Основоположник эстонской национальной идеологии, пастор и языковед Якоб Хурт (1839-1907 гг.) утверждал, что миссия эстонцев, как маленького народа, может быть осуществлена только в сфере культуры, а не политики; важно национальное самоопределение, а не политическое; ему принадлежит известное высказывание: "раз мы не можем быть великими силой или числом, мы можем стать великими в культуре".

Радикальное направление движения возглавлял Карл Роберт Якобсон (1841-1882 гг.), педагог, писатель и журналист, учредитель первой политической газеты на эстонском языке Sakala (выходила в 1878-1882 гг.). К. Р. Якобсон сформулировал экономическую и политическую программу эстонского национального движения, в которой требовал, чтобы у эстонцев были такие же политические права, как у немцев (представительство крестьян и горожан в губернских земских советах, ликвидация привилегий остзейской немецкой знати). Главным союзником в борьбе против немцев он видел царское правительство России.

В эстонской литературе и искусстве периода пробуждения царило национально-романтическое направление, исходившее из идей просвещения и идеализировавшее "нерасслоенное общество", существовавшее в Эстонии до прихода западных завоевателей. В патриотических стихах и песнях прославлялась красота эстонской природы и воспевалась горячая любовь к Родине. Используя, как образец, народные предания родственного народа – финнов, эстонские литераторы пытались воспроизвести ту "картину мира", которая, как им казалось, существовала в представлении древних жителей Эстонии, свои авторские сказания «населяли» большим количеством мифологических героев из этой "картины мира". В исторических повествованиях идеализировался древний период свободы, и описывались 700 лет неволи.

Важную роль в национальном движении играли эстонские общества, которые создавались по примеру местных немецких; в приходах создавались песенные хоры и оркестры. Движение по сбору денег для высшей народной школы с эстонским языком обучения (в честь 50-летия реформ Александра I, положивших начало освобождению эстонских крестьян от крепостной зависимости ее назвали Эстонской Александровской школой), зародившееся в Вильяндиском уезде, выросло во всенародную массовую организацию во главе с Главным комитетом (годы работы: 1870-1884 гг.), который занимался национальной агитацией и проведением культурных мероприятий. Учрежденное в Тарту Общество эстонских литераторов (1872-1893 гг.), объединившее эстонскую интеллигенцию, развивало эстонский литературный язык, занималось сбором фольклора и этнографического материала, а также выпускало литературу на эстонском языке. Созданное в 1865 г. певческо-театральное общество Vanemuine положило основу эстонскому национальному театру (первое театральное представление состоялось в 1870 г.) и в 1869 г. по примеру остзейских немецких певческих праздников провело первый Всеэстонский певческий праздник, в котором приняли участие 1000 певцов и музыкантов и 12 000 зрителей. Сохранившаяся до наших дней традиция проведения массовых певческих праздников по-прежнему играет ведущую роль в укреплении национального самосознания эстонцев.

Подробности