Контроль над культурной жизнью

Вторая мировая война и повторное установление советской власти в 1944 г. раскололи дотоле целостную эстонскую культуру на две части: культурную жизнь на родине и в эмиграции. В эмиграции была большая свобода творчества, но меньше потребителей эстоноязычной культуры, да и велика была вероятность культурной ассимиляции. В ЭССР эстонской культуре приходилось противостоять русификации и ограничению свободы творчества, что, в конечном итоге и помогло эстонской культуре выстоять. При этом советский режим разрешал некоторые культурные контакты между эстонцами на родине и в эмиграции, которые власть пыталась использовать в своих интересах (ВЕКСА и т.п.).

Главной целью официальной культурной политики времен Эстонской ССР было насаждение "социалистической по содержанию и национальной по форме" культуры. Поэтому новая власть с самого начала относилась к культурному наследию Эстонии исходя из классового принципа. В советское время вся интеллектуальная сфера находилась под более или менее сильным идеологическим давлением, в зависимости от политической ситуации. Однако, вне зависимости от незначительных колебаний режима по шкале либеральности и строгости, цензура (Главлит) присутствовала всегда – ее задачей было вместе с постоянным контролем умонастроений препятствовать свободному распространению в обществе не одобряемых властью мыслей.

Под сильным давлением находилась и религиозная жизнь. В контроле над деятельностью церкви и над прочими сферами духовной жизни важную роль играли органы государственной безопасности (КГБ). Отрицательные последствия имела политическая и экономическая закрытость Эстонской ССР от мира, сопровождавшаяся значительным (но все, же далеко не полным) перекрытием информации о духовном развитии и жизни на Западе. В послевоенное десятилетие режим рассматривал научные и культурные контакты с заграницей негативно, как "низкопоклонство перед Западом". Это означало прямое принуждение к переориентации на русскую культуру, особенно сильным оно было в конце 1940-х гг. и в первой половине 1950-х гг. Несмотря на попытки русификации, образование и культуру на эстонском языке все же удалось сохранить.

Одним из аспектов советской культурной политики являлось выборочное уничтожение культурного наследия, созданного предыдущими поколениями. Так, в послевоенные годы библиотеки были очищены от "наследия буржуазного общества", в ходе чего была уничтожена значительная часть периодики и художественной литературы, изданной в независимой Эстонии, а большую часть оставшегося поместили в спецхранилища. К вышеперечисленному добавилась пропаганда, охватывавшая все общество, которая должна была помогать в подчинении всей духовной сферы жизни контролю правящего режима.

Подробности