Начало преобразований

К середине 1980-х гг. экономика СССР оказалась в кризисной ситуации. Причиной этого являлось технологическое отставание от Запада, неэффективная социалистическая плановая экономика, основывавшаяся на экстенсивном производстве, и приоритетное развитие военной промышленности. Все сложнее было поддерживать на должном уровне бремя гонки вооружений. Огромных расходов требовала начатая в 1979 г. т.н. "афганская война", которая повлекла за собой осложнения и во внешней политике.

Сокрушительное влияние на Советский Союз как на экспортера нефти и газа оказало падение цен на топливо на мировом рынке. В то же время СССР все больше зависел от импортируемого зерна, которое все же не могло удовлетворить потребности внутреннего рынка. Усиливавшаяся нехватка продуктов питания и предметов первой необходимости (обуви, одежды и т.д.) и рост цен способствовали росту недовольства среди населения. В тупик зашла и внешняя политика СССР c ее экспансионистскими устремлениями.

Руководство СССР открыто не признавало наличия  серьезного кризиса системы. Поэтому многие, в т.ч. и подавляющее большинство эстонцев, возлагали надежды на реформаторскую политику, начатую в 1985 г. новым лидером СССР Михаилом Горбачевым. К сожалению, провозглашенные гласность и перестройка воспринимались как нечто абстрактное, не объсняющее суть происходящих изменений. В течение 1986 г. положение начало меняться. 26 апреля 1986 г. на Чернобыльской атомной электростанции (Украина) произошла катастрофа, ставшая для политики гласности пробным камнем. Попытки центральной власти замолчать или преуменьшить трагедию, произошедшую на плотнонаселенной территории, вызвали серьезное непонимание и негодование среди населения.

Курс Горбачева на перестройку и гласность все более выходил из-под контроля Кремля, открыв путь росту национального самосознания. Первые признаки значительного изменения общественной обстановки стали проявляться в Эстонии весной 1987 г. Обнародование плана союзных ведомств по форсированному освоению на северо-востоке Эстонии фосфоритных шахт вызвало масштабную кампанию протеста, или т.н. фосфоритную войну. Это был своеобразный толчок процессу восстановления независимости Эстонии, так как к проблеме защиты окружающей среды добавилось острое обсуждение демографических и политических проблем.

15 августа 1987 г. была образована Эстонская группа по обнародованию пакта Молотова-Риббентропа. Именно по ее инициативе 23 августа того же года состоялся митинг в таллиннском парке Хирве, где впервые открыто прозвучало требование предать огласке секретный протокол к пакту и ликвидировать его последствия. О расширении гражданских свобод и смягчении режима говорил тот факт, что протестующих не разогнали силой, как это бывало раньше.

Параллельно с расширением политических свобод эстонцы стали требовать экономических реформ и права самостоятельно принимать решения. Осенью 1987 г. оживленное обсуждение в обществе вызвала идея о переходе Эстонии на хозрасчет, предусматривавшая определенную экономическую самостоятельность Эстонии (введение элементов рыночной экономики, собственных денег, налоговой системы и т.д.). Хотя формально это было всего лишь предложение дать союзной республике больше прав в принятии решений для более эффективного управления собственной экономикой, многие надеялись, что посредством этого Эстонии удастся постепенно отделиться от СССР или по крайней мере получить большую автономию. И хотя предложение не было одобрено Кремлем, в масштабах Советского Союза фактически началась легализация частного предпринимательства.

Подробности