Каменный век

Старейшие  известные следы человеческих поселений на территории Эстонии относятся прим. к 9000 лет до н.э. Эта эра, начавшаяся приблизительно через полтысячи лет после окончания ледникового периода, когда здесь появились первые обитатели – охотники, рыбаки и собиратели, называется мезолитом (9000–4200 лет до н.э.). В Эстонии известно около двухсот мест поселений эпохи мезолита и четыре места захоронения, относящихся к этому периоду. Большинство поселений располагалось вблизи водоемов того времени: в первой половине мезолита – на берегах рек и озер, во второй половине эпохи – и на берегу моря. Много следов поселений было обнаружено у древних берегов Выртсъярв, Кахала, Чудского и других озер, на берегах рек Навести, Пярну, Рейу, Суур Эмайыги, Ыхне и др., на побережьях, а также на островах Сааремаа, Хийумаа и Рухну.

Еду добывали охотой, ловлей рыбы и собирательством, единственным домашним животным была  собака. Судя по найденным в местах поселений костям животных, охота велась практически на всех диких животных, существовавших в то время, но больше всего – на лосей, местами также на бобров. Причиной колонизации островов и побережий во второй половине мезолита стало начало и развитие охоты на тюленей. Старейшие стоянки охотников на тюленей на побережье относятся приблизительно к 7100 гг. до н.э., на островах – примерно к 5800 гг. до н.э.

Вероятно, поселения состояли из небольших  общин численностью всего несколько десятков человек, поскольку несовершенные орудия  и способы ловли и собирательства не позволяли прокормиться большому количеству людей на одном месте. В начале эпохи в разные периоды охоты, рыболовства и собирательства место обитания меняли целые общины, во время позднего мезолита стали появляться круглогодичные деревни, население которых для охоты, рыбной ловли и собирательства использовало прилегающую местность, а в сезонные походы уходила, по всей видимости, лишь часть общины. Орудия труда изготавливались из камня, рога, кости и дерева. Прим. в 5500 гг. до н.э. на территории Эстонии начали изготавливать глиняную посуду.

В начале мезолита здешние жители принадлежали к культуре, которая была распространена в лесной зоне Восточной и Северной Европы. Тогда из центральной части России, а также из Литвы и Белоруссии (отдаленность вплоть до 500 км) на территорию Эстонии было принесено много качественного материала для изготовления орудий труда – кремня. С ростом местной популяции эти связи, вероятно, прервались, образовались новые, не столь обширные социальные и экономические связи.

Примерно за 4200 лет до н.э. жившие на территории Эстонии люди обладали навыками выращивания зерна. Часть каменного века, в течение которой люди, помимо промыслового хозяйства начали заниматься и примитивным земледелием, рассматривается как отдельный подпериод – неолит (4200-1800 лет до н.э.). К настоящему времени в Эстонии насчитывается около ста поселений эпохи неолита и более двух десятков мест захоронений. Среди найденных поселений, есть как следы кратковременных стоянок и охотничьих лагерей, так и деревень. Часть из них располагались на ранее уже известных заселенных участках, но имелись и новые территории, на которых не были обнаружены следы более старых поселений. Орудия труда, как и прежде, делали из камня, рога, кости и дерева, по-прежнему изготавливалась и глиняная посуда.

В  начале неолита, как и до этого, люди обитали преимущественно на берегах рек и озер и на морском побережье. В круглогодичных деревнях жили вместе, по-видимому, от пары десятков до полусотни человек. Основными источниками пищи, по-прежнему, являлись охота, рыболовство и собирательство. Охотились, прежде всего, на лосей, туров и кабанов, на побережьях, разумеется, на тюленей, но часто добывали бобров, тарпанов и других животных. К ловле рыбы во внутренних водоемах и в море близ берега добавилась ловля в открытом море. Обнаруженная в отложениях древнейших болот и озер Эстонии пыльца зерновых свидетельствует о выращивании зерновых – ячменя и пшеницы. И все же, на этом раннем этапе земледелие, скорее всего, оставалось второстепенным занятием, уступая первое место охоте, рыболовству и собирательству и не влияя на характер поселения и материальную культуру, поскольку оно не предлагало альтернативы главному способу добычи пищи – охоте. Учитывая уровень развития производящего хозяйства  в соседних странах, зерно и начальные знания о способах его выращивания можно было получить от обитателей территорий, находящихся южнее территории современной Эстонии.

В эпоху неолита на территории современной Эстонии сформировалась культура, носители которой проживали на обширной территории. От них в Эстонию попадал янтарь с латвийско-литовского побережья Балтийского моря, западно-российский и литовско-белорусский кремень, а также карельский шиферный сланец, которые появлялись в Эстонии в виде готовых предметов, таких как топоры и клинья, наконечники стрел и копий, украшения.

Во второй половине неолита, начиная примерно с 2900 гг. до н.э., на территории Эстонии стали разводить скот – коров, коз, овец и свиней. Также продолжилось культивирование ячменя и пшеницы, но значительной еще пока была и доля промыслового хозяйства.

Роль производящего хозяйства настолько возросла, что изменила характер поселений многих здешних общин. При выборе места жительства теперь исходили из иных принципов. Больше не представлялось важным жить в непосредственной близости от водоема. На островах и побережьях, в числе прочего, снова были заселены некоторые уже известные участки, которые к тому времени находились уже более чем в километре от моря. Единицы поселения стали меньше – теперь это были, в основном, разбросанные хозяйства.

До нас дошло мало памятников старины конца каменного века, но, по случайным находкам, прежде всего,  по распространению каменных топоров с проушинами, можно предположить, что на территории Эстонии поселения стали располагаться более тесно, причем охватывали они и области на возвышенностях. Пыльца зерновых культур в отложениях тогдашних болот и озер говорит о более интенсивном земледелии. В эпоху позднего неолита к прежним контактам с восточными и южными территориями добавились связи с Южной Скандинавией.


Автор: Айвар Крийска

Подробности