Литература и независимая Эстония

​Рационализм членов литературной группировки «Молодая Эстония» уравновешивался кружком писателей «Сиуру», объединившихся в 1917 году и уставших от настроений Первой мировой войны. Они привнесли в эстонскою поэзию эмоции и эротическую откровенность. Центральными фигурами группировки «Сиуру» были поэты Хенрик Виснапу (1890–1951) и Марие Ундер (1883–1980), называемая в обществе «принцессой», которая впоследствии неоднократно номинировалась на Нобелевскую премию по литературе. М. Ундер – хранитель традиции эстонской женской поэзии, основанной Л. Койдулой. В раннем творчестве Ундер доминируют чувственность и эротизм, порицавшиеся критиками и заставлявшие школьниц тайно читать ее стихи. Впоследствии в ее творчестве появляются мотивы баллад, и оно возносится до просветленных общечеловеческих и метафизических мотивов. Поэтический путь Виснапуу начинается с провокационных нот, навеянных футуристическим богоборчеством, однако затем в его поэзии появляются элегии и природная лирика, при этом особое внимание поэт уделяет музыкальности стиха. Путь обоих поэтов привел к эмиграции во время Второй мировой войны, и в их последних сборниках превалируют мотивы утраченной родины – в лирике Виснапуу непосредственно, в творчестве Ундер – преломленные сквозь философскую призму.

​Вслед за профессионализацией литературного творчества и возникновением литературного многообразия сразу же после образования Эстонской Республики можно говорить об институционализации литературы. Правда, еще раньше, в 1906 году, был основан журнал «Эстонская литература» и Общество эстонской литературы (1907), которое занималось просветительской деятельностью. Деятельность Общества была приостановлена в советский период и восстановлена в 1992 году. Общество по сей день действует, расположено оно в Тарту. Однако обретение Эстонией независимости дало новые возможности и для поддержки национальной литературы. В 1922 году был основан Союз писателей Эстонии, начиная с 1923 года и по сей день выходит журнал «Лооминг» (Творчество). В 1925 году была создана организация «Капитал культуры», которая представляет собой основную систему поддержки литературы и искусства и в сегодняшней Эстонии.

​Если в литературе времен Эстонской Республики искать такой же популярный архетекст, укрепляющий национальное самосознание, как «Калевипоег» в XIX веке, то им, без сомнения, является пятитомная эпопея Антона Хансена-Таммсааре (1878–1940) «Правда и справедливость» (1926–1933). В этом монументальном произведении отображается развитие эстонского общества, начиная с последней четверти XIX века и заканчивая 1920 гг. В каждом томе глубоко анализируется один из аспектов социальных отношений: отношение к земле, Богу, обществу, человеку. Последний, пятый том эпопеи являет смирение и возврат к крестьянским ценностям. В последнем романе-аллегории Таммсааре «Новый нечистый из преисподней» (1939), основанном на фольклорных мотивах, обычные отношения перевернуты: батрак, усвоивший правила нового общества, основанного на власти народа, обманывает самого Нечистого.

​В прозе периода между двумя войнами доминирует направление реализма. Вторым именитым и признанным прозаиком становится изображавший жизнь жителей побережья Аугуст Мялк (1900–1987), однако преемником Таммсааре стал Карл Ристикиви (1912–1977), дебютировавший в 1938 году романом «Огонь и железо». В т. наз. «таллиннской трилогии», в которую кроме вышеупомянутого входят также романы «В чужом доме» (1940) и «Плодовый сад» (1942), Ристикиви описывает в форме семейной саги жизненный путь и стремления разных слоев современного эстонского общества (рабочий, торговец, интеллигент) с поистине екклесиастским скепсисом. Третьим крупным прозаиком, вошедшим в литературу через общество «Сиуру», стал неисправимый романтик Аугуст Гайлит (1891–1960), чье творчество развивалось от гротескной фантастики и фельетона к скитальческим романам и трагической судьбе человека, вынужденно покинувшего родину в период Второй мировой войны.

​В духовных битвах времен независимости чередовались требования близости к жизни и духовной высоты. Эпическая тенденция, доминировавшая в конце 1920-х гг., в преддверии Второй мировой войны уступила место расцвету лирики, в центре которого оказались поэты, произведения которых были опубликованы в антологии «Арбуяд» (Вещуны) (1938), составленной литературоведом Антсом Орасом, на которого оказала влияние критика Томаса Стернза Элиота. «Долг наш втиснуть в изящные строфы и стихийную ярость волн» – этот легендарный поэтический образ, принадлежащий перу Хейти Тальвика (1904–1947), арестованного и позже погибшего в Сибири, очень хорошо характеризует устремления всех шести членов группировки «Арбуяд» в области формы и содержания. В то же время «Арбуяд» не были литературной группировкой, придерживающейся общей программы, это были поэты, родившиеся в период с 1904 по 1914 год и получившие хорошее гуманитарное образование. Творчество Бетти Алвер (1906–1989) до сих пор остается символом этической требовательности и расширения границ познания; мистические богоискания Уку Мазинга (1909–1985) до наших дней предоставляют материал для трактовок и открытий; из увлечения сонетами литературоведа Бернарда Кангро (1910–1994) выросла целая поэтическая одиссея, протекавшая в изгнании.

​Пророческим оказался один из мотивов, повторяющийся в лирике членов группы «Арбуяд» в преддверии Второй мировой войны: обобщенное видение падения гуманизма. По словам У. Мазинга «отступление перед натиском нечистой силы».

Подробности