Русская культура в Эстонии советского периода

​После установления в Эстонии советской власти и эстонскую, и русскую культуру начали насильственно переплавлять в новую культуру «советского народа». На реализацию этой цели были направлены все силы советской пропаганды в Эстонии. Русский язык стал не просто языком культуры одного из народов, живших в республике, но орудием русификации.

​Горькая участь ждала тех интеллигентов, которые, живя в Эстонии, посвятили свой талант и силы делу сохранения русской культуры. С приходом советской власти они были арестованы, некоторые - расстреляны, большая часть была выслана. Почти все интеллектуалы, образовывавшие тонкий слой русской интеллигенции в Эстонии, погибли, в результате преемственность высокой русской культуры в Эстонии прервалась.

​Множество заметных сдвигов произошло в этот период в социальном плане и повлияло также на культуру. Если говорить о русских эмигрантах в Эстонии в 1918-1940 годах, то интеллектуальный уровень большинства из них был весьма высоким, их положение в царской России обеспечивало им образование, знание иностранных языков, высокую бытовую культуру. В противовес этому многие приехавшие в Эстонию после Второй мировой войны, были из разоренной страны. В их родных местах советская власть в ходе коллективизации уничтожила всех способных сопротивляться ей хозяев, вместе с ними в забытье ушел и старый сельский уклад жизни. Для сохранения красивого фасада создавались некоторые народные ансмабли, но каждодневная своеобразная сельская культура была уничтожена.

​Нужно сказать, что в Эстонию приехали тогда и некоторые ученые, врачи, инженеры и т.д. по приглашению различных государственных учреждений (напр., Академии наук). На русском языке выходили газеты Советская Эстония и Молодежь Эстонии. С 1978 года выпускался литературно-художественный журнал Таллин.

​Можно назвать русских или русскоязычных творческих деятелей, чьи произведения были известны в Эстонии и во всем Советском Союзе, вот лишь некоторые из них: это художники Николай Кормашов (1929), Вячеслав Семериков (1949), Виктор Синюкаев, Владислав Станишевский (1947), Вера Станишевская, Анатолий Страхов (1946); музыканты Роман Матсов (1917-2001), Ростислав Меркулов (1912-1978); композиторы Борис Парсаданян (1925-1997), Виктор Игнатьев; операторы Михаил Дороватовский (1925-1995), Семен Школьников (1918), Виталий Горбунов (1920); кинорежиссеры Александр Мандрыкин (1904-1973), Герберт Раппопорт (1908-1983), Григорий Кроманов (1926-1984), режиссер кукольных фильмов Эльдар Туганов (1920).

​В 1948 году в Таллинне был основан работающий и по сей день Государственный русский драматический театр. Популярными у русской публики были его актеры Валентин Архипенко, Анастасия Бедрединова, Евгений Власов, Леонид Шевцов, Херардо Кантрерас, Taмара Солодникова и др. Здесь начинали свою карьеру знаменитые русские актеры театра и кино Олег Стриженов, Анатолий Солоницын, Владимир Коренев, Лилиан Малкина, Светлана Орлова и др. Из режиссеров театра следует упомянуть Семена Лермана, Виталия Черменева, Николая Шейко. В труппе Государственного академического театра оперы и балета Эстония работали певец Виктор Гурьев, артисты балета Борис Блинов, Вячеслав Маймусов, Евгений Нефф; в тартуском театре Ванемуйне танцевали Елена Позняк, Регина Козлова. Известный искусствовед Борис Бернштейн работал преподавателем Эстонского государственного художественного института; киновед Татьяна Эльманович была автором первой в СССР книги о творчестве Андрея Тарковского.

​Произведения русских писателей публиковались в альманахах Эстония и Таллинские тетради. В Эстонской ССР жили и работали прозаики Григорий Скульский, Леонид Зайцев, Ростислав Титов; поэты Светлан Семененко (в 1960-1980-х годах самый плодовитый переводчик эстонской поэзии на русский язык), Борис Штейн, Татьяна Зрянина. В Союзе писателей Эстонии существовала секция русских писателей.

​Ежедневно на эстонском телевидении шла 15-минутная новостная передача Актуальная камера на русском языке.

​Люди, приехавшие жить в Эстонию, усваивали местную бытовую культуру. Нужно еще раз отметить, что Эстония была для русских не только «слабейшим звеном в цепи социализма», но и отзвуком запретного западного жизненного уклада на советском ландшафте. Неслучайно, например, что одно из первых эстонских слов, довольно долгое время сохранявшееся в речи здешних русских было слово кофик (кафе). Во второй половине 1950-х и в 1960-х годах в русской литературе прочитывалось восхищение таллинскими узкими улочками и уютными кафе. Одним из поклонников Эстонии был прозаик молодого в ту пору поколения Василий Аксенов. Ему особенно близки были джаз-фестивали, которые тогда из всего Советского Союза можно было провести только в Эстонии. В Taллинне происходит действие двух романов В. Аксенова – Звездный билет и Пора, мой друг, пора! (по мотивам первого был снят фильм Мой младший брат). Постепенно у местных русских возникало присущее эстонцам внимание к одежде, к украшению своего дома. К началу 1990-х годов бытовая культура двух общин была уже на одинаковом уровне.

Подробности