Русская культура в сегодняшней Эстонии ― старая и новая, повседневная и высокая

​После восстановления независимости Эстонии в 1991 году русская культура вновь стала культурой одного из национальных меньшинств. В отличие от периода Эстонской Республики (1918–1940 гг.), когда существовала четкая граница между местной русской культурой и культурой Советской России (Советского Союза), современная русская культура Эстонии не знает такой ограниченности и связана с культурой нынешней России.

​В то же время порой русская культура Эстонии подчеркнуто отделена от эстонской национальной культуры. (В пример можно привести дебаты о необходимости в Эстонии русского телеканала, состоявшиеся несмотря на то, что опросы русского населения показали отсутствие потребности в нем. Подавляющая часть русскоязычного населения постоянно смотрит передачи различных российских телеканалов, а информацию об Эстонии получает из новостных программ каналов, существующих в Эстонии, в том числе и на эстонском языке). Русской культуре вообще свойственна повышенная степень идеологизированности в сравнении, например, с эстонской или английской культурами, что вызывало и продолжает вызывать трудности в сосуществовании и взаимоотношениях культур двух самых крупных общин Эстонии.

​Наиболее масштабным культурным мероприятием русской общины в 1990-е годы стал Славянский венок, по своей сути напоминающий Эстонский праздник песни и танца. Традиционно Славянский венок начинается с торжественного шествия исполнителей в национальных костюмах по улицам Старого города. Представлять творчество своего народа приезжают коллективы из России и других славянских стран.

​В последнее время оживился интерес и к традиционным русским обычаям и праздникам. Русские культурные общества, творческие коллективы справляют, напр., масленицу, в древнерусской культуре знаменовавшую приход весны и проводы зимы, победный ход солнца, в честь которого в этот день пекут сотни блинов, по форме и цвету напоминающих солнце, а потом едят их с маслом, сметаной, икрой, соленой рыбой, медом или вареньем, как это было принято в старину на Руси.

​Но, несмотря на интерес к старинным народным обычаям, сегодняшняя русская культура Эстонии все же, прежде всего, культура городская, открытая миру и глобализации. Пожалуй, менее всего чувствуют себя связанными с обществом и культурой Эстонии сегодняшние 35-40-летние ― уровень знания эстонского языка у этого поколения из-за малого числа уроков и недостаточно хорошего преподавания так и остался низким. В то же время они лучше знают английский (или другой иностранный язык), и многие ищут работу в странах ЕС или в России. Но есть и те, кто из-за плохого знания языка не может даже мечтать о Европе. Именно эти люди, обычно относящиеся к старшему поколению, выступают как наиболее рьяные борцы за «русскость». Младшее поколение заметно более гибкое, более свободное в своих взглядах на жизнь, они лучше знают и эстонский, и иностранные языки и, говоря об Эстонии, пользуются понятием «мы».

​Поскольку самоидентификация человека происходит, прежде всего, по языковому принципу, то в связи с русской культурой в Эстонии нужно назвать и те места, где русский язык сохраняется во всем своем многообразии. Такими центрами являются университеты, где существуют русские (и славянские) филологические специальности, т.е. Таллиннский и Тартуский университеты. Именно здесь учатся русские, которые в будущем станут преподавать в русских школах родной язык и литературу; здесь же участся и эстонцы, испытывающие интерес к глубоким знаниям в области русского языка и культуры; сюда приезжают иностранные студенты изучать русский язык на разных уровнях знания и получать представление о русской литературе и культуре.

​Более 40 лет проработал на отделении русской филологии Тартуского университета ученый с мировым именем – Юрий Михайлович Лотман (1922–1993), приехавший в Эстонию после окончания Ленинградского университета в 1949 году. Именно Тарту, где академический климат был более свободным, стал местом жизни и работы Ю. Лотмана, выдающегося филолога, историка культуры. В начале 1960-х годов по его инициативе в русскоязычном культурном пространстве страны стали заниматься сруктурализмом и семиотикой. В результате деятельности Ю. Лотмана сформировалась Тартуско-Московская семиотическая школа, с течением времени приобретшая известность во всем научном мире. Говоря о русской науке в Эстонии, необходимо назвать и имя ученого-экономиста, академика Михаила Бронштейна (1923).

​Сегодня в Эстонии издаются две еженедельных газеты государственного значения – "День за днем" и "МК-Эстония" (при первой работает интернет-портал dzd.ee) и одна ежедневная газета "Постимеэс (Почтальон) на русском языке", в основном представляющая собой перевод соответствующей эстоноязычной газеты. В Taллине горуправа выпускает городскую газету "Столица" (с интернет-порталом stolitsa.ee). Местные русскоязычные газеты есть в городах Кохтла-Ярве ("Северное побережье", вариант эстонской Põhjarannik), Силламяэ ("Силламяэский вестник" и "Силламяэский курьер") и Нарва (газеты "Нарва", "Нарвская газета" и "Вируский проспект").

​В системе Эстонского национального теле- и радиовещания 24 часа в сутки работает русскоязычная радиостанция Радио 4; несколько русскоязычных радиостанций работают в диапазоне FM. Ежедневно Эстонское телевидение (ЭТВ) выпускает в эфир канала канал ETV2 "Aктуальную камеру" – новостную программу на русском языке, а также время от времени подготавливает передачи о культуре. Наибольшую популярность среди местных русских снискал Первый балтийский канал (ПБK), ежедневно передающий сводки новостей, а также новости столицы. На ЭTВ были подготовлены серии двуязычных передач в жанре ток-шоу Бессонница (Unetus) и Суд присяжных (Vandekohus), на ПБК – серия общественно-политических передач "Прямая речь" (Otsekõne). Передачи на русском языке делают также некоторые частные телеканалы – например, TVN, STV, Оrsent. Из интернет-порталов наиболее популярен русскоязычный вариант новостного портала Delfi (rus.delfi.ee).

​Ежегодно начиная с 2002 года, литературная премия государственного фонда Капитал культуры (Kultuurkapital) в одной из номинаций вручается и лучшему автору года, пишущему на русском языке и живущему в Эстонии. Премии этого фонда были удостоены Гоар Маркосян-Кяспер (2005), Светлан Семененко (2005), Елена Скульская (2006), П.И. Филимонов (псевдоним поэта, прозаика и драматурга Фокина; 2007), Aндрей Иванов (2009). Творчество русских литераторов публикуют главным образом два литературно-художественных журнала "Вышгород" и "Taллин", в которых можно найти также публикации многих эстонских писателей в переводе на русский. Наиболее активным периодом деятельности по изданию книг на русском языке было начало 1990-х годов. В настоящее время на русской литературе специализируются, например, издательства "Aлександра", "Aвенариус", "Ингри", KPD. Кроме художественной литературы они издают также публицистику и – в меньшем количестве – научные и научно-популярные книги, написанные русскими авторами Эстонии.

​Одним из центральных очагов русской культуры в Эстонии является Русский драматический театр, где ставились и ставятся заметные спектакли по лучшим русским, эстонским и зарубежным пьесам. В театре можно часто встретить и эстонских зрителей. Особенно популярным был спектакль "В Москву! В Moскву!" (1994) ― по мотивам пьесы Чехова "Три сестры", где была использована злободевная в то время тема ухода советских войск из Эстонии. Одним из самых любимых у русской публики стал спектакль "На задворках" (1998) по пьесе эстонского классика Оскара Лутса, но самую горячую полемику вызвала версия "Горя от ума" (2008), классической пьесы А.С. Грибоедова.

История русского театра в Эстонии развивается с начала ХХ века. В 1918–1940 гг. в здешнем театре работали многие актеры и режиссеры, эмигрировавшие из Советской России. На гастролях в Таллинне нередко бывали лучшие российские режиссеры, например, всемирно известный режиссер и актер Михаил Чехов. Театрально-концертная традиция сохранилась и по сей день, из России (преимущественно из Москвы и Петербурга) привозят антрепризы (моноспектакли или спектакли с малым количеством актеров), но приезжают и большие театральные труппы – в частности в рамках ежегодного театрального фестиваля "Золотая маска". Кроме Русского драматического театра в Эстонии работают самодеятельные Русский молодежный и другие театральные коллективы.

​В изобразительных искусствах работает целый ряд талантливых русских художников. Некоторые из них входят в Объединение русских художников Эстонии. Многие приобрели высшее образование в этой области в Эстонии, и в их творчестве заметно влияние, напр., эстонской графики. Соприкосновение и сплав эстонской и русской традиций дают интересный выход в их произведениях. Помимо уже упоминавшихся в настоящей статье, можно назвать также Владимира Аншона (1963), Владимира Бачу (1965), Oлега Высоцкого (1956), Геннадия Ельцова (1959), Сергея Инкатова (1971), Сергея Минина (1954).

​Активно действуют и русские музыканты. Создан Нарвский симфонический оркестр, в Таллинне работает Русское филармоническое общество, в Эстонии действуют несколько русских рок-групп, популярных и среди эстонцев – наиболее известны нарвская группа Авеню и PX-bänd. Свой зритель-слушатель есть и у ансамбля авторской песни Перекресток.

​Эта картина выглядит оптимистичной, однако будущее русской культуры в Эстонии далеко не безоблачно. Все больше русских семей отдают детей в эстонские школы - таким образом родители надеются повысить их конкурентоспособность на рынке труда в будущем. Но поскольку родители часто заняты на работе и общаются с детьми слишком мало, двуязычные дети выучивают русский язык только на бытовом уровне, в то время как навыки чтения и письма у них слабые, а русскую литературу они знают только по переводам на эстонский язык и в таком малом объеме, какой представлен учащимся эстонских школ в программе по мировой литературе.

​По аналогии, например, со Швецией, где иноязычные дети получают возможность заниматься родным языком на дополнительных уроках с опытными преподавателями, а потому сохраняют родной язык и культуру, русские учащиеся эстонских школ также должны бы углубленно изучать русский язык и культуру. Это помогло бы им с самоидентификацией, дало бы возможность стать образованными людьми, отношение которых к национальному вопросу вполне толерантно. Русская община должна сохранить возможность воспроизводства своей интеллигенции, особенно гуманитарной, так как формирование русской интеллигенции и культурной элиты является решающим вопросом не только русской общины Эстонии - это может сыграть важную роль в деле здорового и гармоничного развития эстонского государства в целом.

Подробности