Русская община в Эстонской Республике 1918-1940

​Русская община в Эстонии складывалась веками: по данным переписи 1897 года русские составляли 4,7% населения Эстонии, что в то время выражалось цифрой 46 026 человек. Строительство новых производственных предприятий и военных сооружений в начале ХХ века вызвала стремительный рост русского населения. По некоторым оценкам в 1917 году в Эстонии проживало до 100 000 гражданских лиц русской национальности. Более трети из них, то есть примерно 40 000, покинули Эстонию во время немецкой оккупации.

​Новый приток русских обусловили революция и Гражданская война. В Эстонию иммигрировало более 20 000 человек из Северо-Западной армии генерала Юденича и, по разным оценкам, до 80 000 беженцев. В 1925 году Госсобрание Эстонской Республики приняло закон о культурной автономии, предоставлявший национальным меньшиствам большую свободу в развитии своей культуры, образования и общественной деятельности, однако русское национальное меньшинство этой возможностью не воспользовалось.

​В 1920-1930-х годах русская община Эстонии всячески пыталась сохранить свою национальную идентичность и культуру. Этому способствовал социальный состав беженцев из России, среди которых было много образованных людей. В Эстонию приезжали с лекциями известные русские философы-эмигранты: Николай Бердяев и Семен Франк, писатели (лауреат Нобелевской премии Иван Бунин, Иван Шмелев), политики, призжали актеры и режиссеры и т.д. Было положено начало и контактам с эстонскими деятелями культуры: организовывали вечера эстонской поэзии, перевели на русский язык сборники стихов Марие Ундер и Хенрика Виснапуу, ставили эстонские пьесы и т.д.

​Значимым событием для всей русской общины было празднование 125-й годовщины со дня рождения А.С. Пушкина 26 мая 1924 года, которое позже переросло в ежегодную традицию Дней русской культуры. Это мероприятие послужило примером для русских общин во всем мире. Обычно в этот день происходили церковные службы, шествия в национальных костюмах. В народных домах и под открытым небом происходили концерты, выступали оркестры русских народных инструментов, хоры и танцоры, по вечерам самодеятельные театры представляли свои спектакли, и завершался праздник народными гуляниями.

​Весной 1931 года в Таллинне была открыта большая русская выставка, на которой демонстрировались различные формы проявления русского искусства в Эстонии. Экспонировались живопись, графика и архитектура, были представлены экспозиции на темы церкви, археологии, быта, школы, театра, библиотечного дела, спорта, издательской деятельности, периодики и литературы, демонстрировались работы народных умельцев.

​В 1920–1930 годах ощущался глубокий интерес русского населения к своему фольклору, особенно хорошо сохранившемуся в Петсериском уезде на юго-восточной границе Эстонии. В эти годы устное народное творчество собирала там известный фольклорист, профессор Базельского университета Елизавета Малер. Печорский край представлял интерес и для жившего в Париже русского писателя-эмигранта Леонида Зурова, который приезжал туда с этнографическими и археологическими исследованиями в 1935, затем в 1937 году, вместе с учившимся в Сорбонне эстонцем Борисом Вильде, по поручению парижского Музея человека (Musée de l'Homme) и вместе с учеными из Чехословакии в 1938 году. В то время были популярны также фольклорные постановки русских свадеб.

​Важной частью русской культуры того периода были библиотеки и музеи. Наиболее ценным из них был Нарвский городской музей, многочисленные этнографические экспонаты которого происходили именно из региона Нарвы и районов Чудского озера.

​С 1919 года в Эстонии началось издание книг на русском языке. Этим занимались тартуское издательство Odamees, таллиннские Библиофил и Русская книга. Больше других издавалась философская и религиозная литература, хотя выходили в свет и школьные учебники, и книги для детей, и художественная литература.

​Хорошего уровня достигла в этот период и русская периодика в Эстонии ― в 1918–1940 годах выходило более ста периодических изданий на русском языке. Большинство было краткосрочными, но некоторые продержались и десятки лет. Наиболее популярными среди русского населения были ежедневная газета Последние известия (выходила 1920–1927), Вести дня (1926–1940; ликвидирована советской властью), Русский вестник (1934–1940; ликвидирован советской властью). Из журналов упоминания заслуживает литературно-художественный альманах Новь, поначалу выходивший как ежегодник в формате газеты (1928–1931), а позже - журнала (всего 8 номеров). Несмотря на малое число выпусков, альманах Новь был хорошо известен всей русской общине Эстонии и даже за пределами республики.

​Говоря о литературе, нужно отметить, что крупных писателей русская община Эстонии не дала. Кроме Игоря Северянина, можно назвать также несколько лет прожившего в Таллинне и получившего эстонское гражданство литературного критика и публициста Петра Пильского (1881–1941), прозаиков Владимира Гущика (1892–1947) и Василия Никифорова-Волгина (1901–1941), поэтов Бориса Нарциссова (1906–1982) и Юри Иваска (1910–1986).

​Особое место в панораме русской культуры принадлежит уже упомянутому Борису Вильде (1908–1942), который оптировался в Эстонию, приехав из Петербурга, но в 1930 году уехал в Германию, а оттуда - в Париж, где работал в Этнографическом музее (Musée de l'Homme). По поручению этого музея в 1937 году он собирал в Эстонии этнографические материалы, связанные с сету и здешними русскими. Именно Борис Вильде во время немецкой оккупации Парижа предложил название Сопротивление (Résistance) французскому антифашистскому движению, в котором и сам принимал активное участие. Борис Вильде был арестован гестапо и расстрелян во дворе Парижского этнографического музея. Генерал де Голль посмертно наградил его медалью Сопротивления.

Подробности