Русскоязычные СМИ в первой Эстонской Республике

​Согласно переписи населения 1922 года, русскоязычное меньшинство в Эстонии составляло уже больше 90 тысяч человек. Среди них было немало беженцев, оказавшихся за пределами России в результате Октябрьской революции и Гражданской войны. Беженцы стали примыкать к местной русской интеллигенции, проживавшей в крупных городах республики. Общественно-культурная жизнь русской общины была довольно разнообразна: создавались различные организации, продолжался выпуск периодики. Кардинальным образом поменялась лишь сама ситуация. Теперь печатные издания определяли себя как издания национального меньшинства или эмигрантские издания.

​В Эстонии на тот момент оказалось немало известных журналистов и литераторов дореволюционной эпохи. Еще до октября 1917 года сюда был послан на службу Александр Чернявский, проживший здесь до 1939 года. Пять лет, с 1922 по 1927 год, в Эстонии жил и работал известный литературный критик и журналист Петр Пильский. Два года (1920-1922) отдал русской периодике Эстонии писатель и журналист Вадим Белов.

​За 22 года первой Эстонской Республики здесь издавалось в общей сложности более 150 наименований различных периодических изданий на русском языке. Различные исследователи отмечают бедственное положение местного русского населения, ввиду чего газетной периодике приходилось ориентироваться на как можно более многочисленную читательскую аудиторию и удовлетворять потребности всех категорий. Это приводило к тому, что ежедневные изданияя публиковали материалы, характерные скорее для журналов и еженедельников, также стирались границы между ежедневными и еженедельными газетами, между еженедельниками и ежемесячными журналами. Книг в местных условиях издавалось мало, и, как правило, они стоили слишком дорого. Выписывать или доставать иным способом заграничные издания тоже было непозволительной роскошью для подавляющего большинства.

​Самыми долговечными изданиями в этот период времени оказались газеты, среди которых стоит особо выделить издавашиеся в Таллинне ежедневные газеты «Последние известия» (1920-1927) и «Вести дня» (1926-1940; эстонское приложение к рижской газете «Сегодня»), а также «Старый нарвский листок» (1925-1940), который являлся продолжением «Нарвского листка», временно приостановленного в 1917 году.

Можно также отметить широкий общественно-политический спектр издававшихся газет и журналов: ориентированная как непосредственно на эмигрантов, так и на все русскоязычное население Эстонии газета «Жизнь»; «Ревельское слово», ставшее первой послеоккупационной газетой; левокадетская газета «Новая Россия»; газета Северо-западного правительства «Свободная Россия»; «правая» газета «Вестник Северо-западной армии»; позиционирующая себя как внепартийная газета «Последние известия»; эсэровская «Народное дело»; демократическая «Свободное слово»; монархистские и «левые» издания «Ревельское время», «Час», «Наш час», «Наша жизнь», «Русская народная газета», «Голос народа» и «Слово деревни»; газета евразийцев «Свой путь»; орган рабочих и крестьян-бедняков «Рабочая правда»; журнал «Театр и кино» (издавался на двух языках); «Вестник Союза русских просветительских и благотворительных обществ в Эстонии»; отраслевые сельскохозяйственные и духовные журналы; международные издания сторонников различных христианских конфессий (например, евангельско-апостольская «Верность»).

​Десятки изданий, пытавшихся конкурировать между собой, большого успеха не имели. Чаще всего они прекращали существование из-за нехватки средств, хотя известны и случаи, когда власти закрывали издания по политическим мотивам. Из-за финансовых проблем русскоязычные издания часто нарушали объявленную ими периодичность. Например, журнал «Эмигрант» был задуман как еженедельное издание, но фактически выходил раз в месяц. Журнал «Кнут», который должен был выходить раз в две недели, выпустил по графику только восемь номеров. Газета «Ревельское слово» задумывалась как ежедневная, но за все время своего существования ни разу не оправдала этого замысла.

​Материальные трудности у изданий возникали по нескольким причинам. Во-первых, крайне трудно было получить государственные субсидии. Считается, что в этом могло бы помочь создание русской культурной автономии, но, как известно, этим правом местное русскоязычное меньшинство, в отличие от евреев и немцев, так и не воспользовалось. Второй причиной была слишком высокая конкуренция между изданиями, которые попросту оттягивали читателя друг у друга.

​Точное количество периодических изданий, выходивших во времена первой Эстонской Республики, до сих пор вызывает споры исследователей. Так, в списке А.Б. Никанорова содержится библиографическая информация о 148 названиях журналов и газет, выходивших в 1919-1940 гг. полностью или частично в Эстонии. О.Фигурнова в своем библиографическом труде упоминает 134 названия. В то же время другие исследователи отмечают, что в обоих списках нет некоторых изданий, которые можно найти в других источниках. Таким образом, общее количество русскоязычных газет и журналов, издававшихся в рассматриваемый период, наверняка будет больше 150

Подробности