Национальные меньшинства в Эстонской Республике до II мировой войны

​В период между двумя мировыми войнами эстонцы составляли большинство в Эстонской Республике – около 90 % от всего населения. Остальная часть была представлена национальными меньшинствами, которые в этот период делились на две принципиально разные группы. Первая - рассредоточенные, жившие в основном в городах немцы (16 000) и евреи (4 500), и вторая - компактно проживавшие на одной территории русские (92 000), прежде всего в Северо-Восточной Эстонии и шведы (9 000) – на островах Западной Эстонии. Несмотря на небольшой удельный вес нацменьшинств, первые законодательные акты Эстонии обеспечили русским, шведам, немцам и евреям, а также другим национальностям возможность получения национально-культурной автономии.

​Конституция Эстонии 1920 года позволяла национальным меньшинствам создавать в интересах поддержания собственной культуры автономные учреждения, гарантировала школьное обучение на родном языке, а каждому гражданину предоставлялось право самому решать вопрос своей национальной принадлежности. В регионах, где меньшинства составляли большую часть населения, устанавливалось право использовать родной язык в качестве языка делопроизводства в местных самоуправлениях. Гражданам немецкой, шведской и русской национальности гарантировалось право письменного обращения в центральные органы власти на родном языке. 

​Важной вехой в национальной политике Эстонии стал принятый в 1925 г. Закон о культурной автономии национальных меньшинств. Национальными меньшинствами, на которые распространялось право на культурную автономию, закон признавал немцев, русских, шведов, а также все проживающие в пределах Эстонии народности, общее число граждан которых было не менее 3 000 человек.

​Закон заслужил одобрение Лиги Наций как один из самых либеральных законов о культурной автономии национальных меньшинств

​Немцы и евреи сумели воспользоваться правом на создание культурной автономии, а русские иприбрежные шведы и без того могли пользоваться родным языком в местных самоуправлениях. 

​Особенно важной культурная автономия была для национальной группы прибалтийских немцев, которая уже с XIII сформировалась как высший слой общества в стране. С развалом Российской империи и в результате провозглашения независимой Эстонской Республики, они утратили свою руководящую роль и привилегии. Однако, продолжали играть серьезную роль в экономической жизни страны. Культурная автономия  позволила им успешно интегрироваться в демократической Эстонии. 

​В среде евреев, которые жили в основном в крупных городах, соперничали две группы, которые разделились по вопросу языка: какой язык – идиш или иврит – преподавать в еврейских школах. В итоге, доминирующую позицию заняли сионисты, получившие большинство в руководящих органах культурного самоуправления и в крупнейших еврейских организациях. Число евреев уменьшалось из-за постоянной эмиграции в Палестину. Несмотря на небольшое число евреев, они активно участвовали в экономической, политической и культурной жизни страны. 

​Шведы селились в Западной Эстонии и на островах с XIII века. С начала тысячелетия известно о наличии анклава славян в Эстляндии, который пополнился в XVI веке староверами, бежавшими сюда в результате церковного раскола в России. Шведские и русские национальные группы состояли в основном из крестьян и ремесленников, которые проявляли особую активность в политической и общественной жизни. Они не сумели создать своей культурной автономии, хотя представители русского национального меньшинства были в нем заинтересованы. В известной степени его заменил Союз русских просветительных и благотворительных обществ. Шведы в вопросе о культурной автономии заняли выжидательную позицию, пока национальная группа не окрепнет финансово и интеллектуально. 

Подробности