Влияние Просвещения

​Вследствие начавшейся с воцарением в 1762 г. Екатерины II политики «просвещенного абсолютизма», в которой основную роль играли идеи французских и немецких просветителей, вышла на новый уровень и эстонская школа. На крестьянское образование повлияли многочисленные государственные предписания, под действием которых формировалась сеть народных школ. К концу 18 века тут и там начали ходить в школу девочки. Произошли изменения и в домашнем образовании: учить детей читать стали преимущественно матери. Привычной стала картина: женщина с прялкой, рядом с которой по слогам читающий ребенок. Ещё больше повышало грамотность населения развитие экономики, подталкивая крестьян к самообразованию.

​В 18 веке уже имелся целый ряд приходов, в которых умели читать половина и больше половины крестьян. В городах, а особенно в Таллинне, был очень высокий для своего времени уровень грамотности. Существуют, к примеру, данные о том, что из набранных в конце века в Таллинне рекрутов читать умели 71%, а писать 42%, хотя это число впоследствии немного уменьшилось. Изменения происходили и в обучении дворян. Несмотря на то, что в последней трети 18 века школу при Таллиннском соборе превратили в закрытое учебное заведение с жестким уставом, туда все же проникла просвещенная духовность, делавшая акцент на естественности и разумности, на изучении реальных наук, родного и иностранных языков и преподавание физической культуры. Просветительские идеи 18 века были заимствованы эстонским образованием в основном из России, где высшие слои общества активно следовали французской культуре. С другой стороны, многие пасторы и домашние учителя получили образование в Германии, где господствовали рационализм и другие просветительские взгляды, в том числе и убежденность в необходимости просвещения народа как гарантии успешности общества. Например, Август Вильгельм Хупель (1737 – 1819), пропагандировавший создание школ и распространявший на эстонском языке знания о здравоохранении и сельском хозяйстве, учился в Йенском университете; писавший по-эстонски для народа назидательные рассказы Фридрих Вильгельм Вильманн (1746 – 1819) в Гёттингенском и в Кёнигсбергском университетах; автор дидактических народных книг Фридрих Густав Аврелиус (1753 – 1806) – в Лейпцигском университете. Просвещенные балтийские немцы, вне зависимости от их религиозных взглядов и отношения к крепостному праву, через свою деятельность пропагандировали образование и просвещение народа. Принимая во внимание грамотность народа и его традиции самообразования, можно считать, что семена просвещения упали в благодатную почву. Однако место Балтики в немецком культурном пространстве было довольно скромным. Причиной было отсутствие своего монархического двора, а также и то, что в 1710 г. из-за войны был вынужден прервать свою деятельность Тартуский университет.

​В 18 веке широкие слои населения Эстонии теснее всего соприкасались с филантропическими и пиетистскими религиозными течениями и в особенности с движением гернгутеров. Свойственные братским движениям раннехристианский дух, близость к народу и противопоставление себя официальной церкви, признание ценности и обучаемости каждого человека, подчеркнутая нравственность и внутренняя кротость, а также поддержка низших слоев общества снискали растущему движению искреннюю симпатию в народе. Через учившихся в университете в Галле пасторов по Эстонии распространилось изучение Библии, и в 1739 г. в Таллинне была издана первая Библия на эстонском языке. Наличие Священного писания на родном языке существенно повлияло на развитие эстонского литературного языка и на создание эстонской духовной литературы. Братские общины издавали переводную литературу духовного содержания, что побуждало к написанию книг подобного содержания в Эстонии. Богослужения сопровождались духовными песнопениями и музыкой, а это обогащающе влияло на музыкальную культуру. Именно благодаря движению братских общин и тяге к самообразованию, вдохновленное их примером, в 18 веке крестьянство получило большой толчок к изучению чтения, письма и музыки. Так со второй трети 18 века можно говорить о широко распространенном самообучении среди взрослых и домашнем обучении среди детей, это становилось традицией даже в тех местах, где изначально вообще не было влияния братских общин. В последней трети века домашняя форма обучения стала господствующей, её дополняли школы и обучение перед конфирмацией. В целом же в 18 веке духовная жизнь эстонского народа была неутешительной. Время, именуемое в Западной Европе философским веком, веком Просвещения и провозглашения человеческих прав, было для эстонского народа, скорее, веком войн и духовной темноты.

Подробности