Образование в независимой Эстонской Республике (1918 – 1940)

​24 февраля 1918 г. попытки самоопределения эстонцев увенчались провозглашением Эстонской Республики. Но еще до этого решающего события в начале 20 века, в особенности с созданием объединения «Ноор Ээсти» («Молодая Эстония»), наблюдались стремления к расширению эстонских культурных горизонтов. Рядом с немецкой и русской культурой, а часто и вместо них, обосновалась французская культура. Меккой стал Париж. Одновременно усилилось и скандинавское, в основном финское, воздействие. В результате культурных контактов начала века эстонская культура и журналистика стали более профессиональными. В Эстонии появились писатели, художники и композиторы европейского толка. Необходимость привести в порядок эстонский язык и развивать его в язык, на котором зиждились бы и высокая литература, и научное творчество, побудила в начале века к деятельности по обновлению и упорядочиванию языка.

​Реорганизация образования началась сразу после объявления независимости 30 ноября 1918 г. Временное правительство Эстонии издало декларацию, в которой провозглашалось, что в области народного образования прежде всего нужно прекратить попытки русификации и онемечивания, а школы нужно устроить на межнациональной основе. В этом же самом документе были представлены новые принципы народных школ: всеобщность, обязательность и бесплатное начальное образование с более длительным сроком обучения и расширенной, по сравнению с прежней, программой. В 1920 г. эти принципы были закреплены законодательно в «Законе о народных начальных школах». Два года спустя был принят также «Закон о народных средних школах».

​Руководители образования в независимой Эстонии совместно с Эстонским союзом учителей ставили своей задачей создание школы на родном языке с равными возможностями, что предполагало возможность идти учиться в среднюю, дополнительную или профессиональную школу всем выпускникам начальной школы. Всё шире распространялись в Эстонии идеи Коменского, Руссо, Песталоцци и других педагогов-реформистов: принципы демократии в школе, обучение на родном языке, равные возможности, развитие врожденных способностей всех детей, связь школьного обучения с жизнью, значимость физической культуры, трудового и художественного воспитания и поддержка детской самостоятельности и инициативы. 1930-е годы, однако, принесли с собой дифференциацию, в результате которой идея однородности школ сильно пострадала. Среди выпускников начальных школ повысилась конкуренция за право учиться дальше в общеобразовательных школах. Например, в 1938 г. из всех желающих продолжить учебу в средней школе смогло только 60%, так как средняя школа была платной. В 1936 г. изменилась языковая политика средних школ: основным изучаемым иностранным языком на смену немецкому пришел английский язык.

​Развитие профессионального образования достигает заметных результатов только к концу периода независимости. В конце 30-х годов в Эстонской Республике существовало 4 различных типа профессиональных училищ: сельскохозяйственные, экономические, технические и домохозяйственные. Учащиеся профессиональных училищ могли быть с очень разным уровнем предыдущего образования, от 4-х классов начальной школы до 9-ти классов реальной. Срок обучения в училищах тоже разнился от 1 до 4-х лет. Если в 20-е годы образование являлось, в первую очередь, интегрирующим в общество фактором, то в середине 30-х годов усилилось его селективное действие, особенно на второй ступени обучения. Центром национального высшего образования являлся Тартуский университет, который в независимой Эстонской Республике впервые открыл свои двери в 1919 г. В структуру университета входили теологический, медицинский, юридический, философский, математический и естественных наук, сельскохозяйственный и ветеринарный факультеты. В 1928 г. как новое направление был открыт Институт физкультуры, в 1938 г. – экономический факультет и Институт Государственной обороны. В период с 1919 по 1939 г. Тартуский университет окончили 5751 человек, примерно четверть из которых были женщины. Большая часть студенчества состояла в обществах и корпорациях. Не менее важно и то, что университет, формируя тем самым свои научные и преподавательские кадры, дал Эстонии адвокатов, врачей, теологов и пр.

​В дополнение к Тартускому университету специалистов с высшим образованием готовили другие учебные заведения – инженеров выпускал Таллиннский техникум (с 1938 г. Таллиннский технический институт), художников – частная художественная школа «Паллас» и с 1938 г. Государственное высшее художественное училище, музыкантов – Таллиннское высшее музыкальное училище (с 1923 г. – консерватория). В Эстонии также была возможность получить высшее военное образование. Подготовка учителей средних школ и гимназий проходила при Тартуском университете. Учителей начальной школы обучали в учительских семинарах в Тарту, Раквере, Таллинне, Ляэнемаа, Выру и, меньше, в педагогическом классе Сааремааской гимназии. Таким образом, за короткое время существования Эстонской Республики сумели подготовить нужную стране вполне европейскую, но в то же время национально настроенную, высшую эстонскую интеллигенцию, на основе которой начала формироваться элитарная профессиональная культура. То, что ещё два десятилетия назад, учитывая всю историю эстонского образования, могло показаться совершенно невозможным, или в лучшем случае остаться только мечтой, было действительно осуществлено.

Подробности