О роли обучения в культуре

​Совместная жизнь людей в обществе предполагает их договоренность о том, как жить, как добывать пропитание и как учиться. Для лучшего приспособления индивидуума к жизни ему культурой предлагаются поколениями сформировавшиеся и/или считающиеся в данном веке верными ответы на многочисленные «вечные» вопросы: каков мир?; как себя вести?; что красиво? и т. д. Все общества вынуждены отвечать на подобные вопросы, несмотря на то, что ответы бывают разными и меняются в связи с изменением внешних и внутренних условий общества.

​Может случиться так, что культура данного общества не в состоянии адекватно ответить на возникающие вопросы. Такому обществу грозит разрушение. И подобные случаи истории известны. Бывают исторические периоды, в которые ответы на «главные» вопросы кажутся единственно верными и «хорошо работающими» – это времена стабильности и расцвета общества. Однако они не длятся вечно, а потому культура вынуждена снова и снова заниматься поиском необходимых ответов в меняющихся обстоятельствах. В то же время ответы, безошибочно и бесперебойно «работавшие» в течение длительного времени, передаются дальше из поколения в поколение и концентрируются в глубинных структурах культуры. Основным механизмом передачи культуры и её распространения является образование в самом широком смысле этого слова.

​Образование обеспечивает людей средствами для участия в культуре и в несущем эту культуру обществе. В нестабильные времена , когда глубинные структуры культуры сами находятся в разрушенном или изменяющемся состоянии, образование активно вмешивается в процессы обновления, извлекая новые знания из культурной периферии – тех её пластов, которые находятся во взаимодействии с другими культурами. Также образование является механизмом распределения культурных ценностей: чем больше расслоено общество, тем больше делается выбор через систему образования, кого к каким слоям культуры допустить и в чьи руки передать духовные «инструменты» для обновления настоящего.

​Тот факт, что эстонская культура и народ существуют до сих пор, кажется скорее чудом, чем исторической неизбежностью. По мнению историков на рубеже 12-13 веков, когда Эстонию подчинили крестоносцы, эстонцев насчитывалось всего около 200 000, а в начале 17 века, в результате чумы и войн, их количество уменьшилось даже до 100 000 человек. Однако и в лучшие демографические времена никогда не было эстонцев больше одного миллиона. Такому маленькому народу, проживающему рядом с большими народами и государствами, никогда полностью не была гарантирована сохранность. В течение всей истории существования эстонцы должны были применять гибкие стратегии выживания и обновления, и в этих процессах у образования была своя заметная роль.

Подробности