Перелом в развитии образования 19 века

​Начало 19 века привнесло одно радостное событие: в 1802 году был вновь открыт Тартуский университет, большинство преподавателей которого были из Западной Европы. И уже год спустя государственная власть предприняла попытку централизовать руководство образованием в Российской империи. Были созданы учебные округа, которые возглавлялись университетами. Образовательную жизнь Эстляндии и всей Лифляндии начала с этих пор курировать комиссия Тартуского университета, а во главе разработки программы развития крестьянских школ стоял ректор университета Георг Фридрих Паррот (1767 – 1852) лично. Комиссией Тартуского университета были разосланы опросники, в которых предлагалось выразить мнение о реорганизации жизни школы. В мнениях пасторов можно обнаружить разногласия по этому вопросу. Были такие церковные деятели немецкого толка, которые, находясь под влиянием идей гуманизма и Просвещения, поддерживали в крестьянском школьном образовании обучение не только чтению, но и письму. Были и другие, ограничивающиеся в своих мнениях домашним обучением для крестьянства и считающие, что крестьянским детям вполне достаточно умения только читать. Все же под влиянием руководимой Ф. Г. Парротом комиссии в сельской местности было создано несколько народных школ второй ступени, так называемых приходских школ, где обучали письму, математике и естествознанию, а читать при поступлении в такие школы надо было уже уметь.

​Новые изменения в жизни школ наступили после отмены крепостного права в Эстляндии (1816 г.) и Лифляндии (1819 г.). Содержание школ было возложено на плечи безземельных крестьян, для которых крепостное право заменили барщиной, и у которых поэтому, на самом деле, не было экономических возможностей содействовать народному образованию. Неудивительно, что создание приходских школ проходило очень медленно. В некотором смысле положение облегчали странствующие учителя, руководившие обучением чтению. Деятельность странствующих учителей дополняли воскресные школы, где детей учили читать по воскресеньям под руководством какого-нибудь деятельного прихожанина. Образовались и вспомогательные школы или школы выравнивания, в которых училась читать молодежь конфирмационного возраста, до сих пор не освоившая этой премудрости.

​В середине 19 века в связи с движением смены веры было создано большое число православных школ. Образование большинства сельских жителей в основном ограничивалось только деревенской школой, в приходских школах училось только 4% крестьян. Роль выпускников приходских школ была, однако, заметно выше. Именно они часто становились учителями в деревенских школах. Еще отсутствие деревенских учителей восполняли основанные в первой половине 19 века, в основном трёхгодичные, учительские семинары.

​К середине века произошло решающее изменение в эстонском культурном сознании и самоутверждении: началось национальное пробуждение. Идейные веяния поступали преимущественно из Западной Европы. Значимыми авторами были Иоганн Готфрид Гердер и Жан-Жак Руссо. Находясь под немецким и русским влиянием и постоянно маневрируя между их давлениями, эстонский народ наконец нашел себе достойный пример в Финляндии, которая тоже входила в состав Российской империи, но имела существенно большую автономию. Культурные механизмы, сделавшие возможным национальное пробуждение, были, по всей вероятности, следующие: 1) возникновение культурных авторитетов эстонского происхождения; 2) повсеместное употребление эстонской письменности; 3) выдвижение на передний план оригинальной национально-романтической литературы и музыкального творчества, рождение школьной литературы на родном языке; 4) создание единого письменного языка, признание ценности эстонского фольклора и издание сборников народного творчества при участии собирателей из народа; 5) культивирование многоголосной хоровой музыки, особенно в школах, способствовавшее проведению всеэстонских певческих праздников, начиная с 1869 года; 6) большая способность эстонского общества к самоорганизации в виде обществ, объединений и сельскохозяйственного профессионального союза; 7) возникновение эстонской национальной журналистики.

​Именно развитие эстонской журналистики следует считать весьма существенным фактором. Как эстонская национальная особенность выделяется не только чтение газет, но и написание писем в газету, в связи с чем в конце 19 века развилась чуть ли не графомания. В 1893 г. газета «Олевик» называла эстонцев читающим народом, но тут же уточняла, что их любимым чтением являются «политические газеты». Можно сказать, что упорное стремление предыдущих поколений к образованию и скромный труд деревенских учителей в середине 19 века достигли кульминации. Без учителей народных школ и без вековой жажды образования невозможно было бы рождение эстонцев как нации. В национальном движении учителя народных школ играли самую непосредственную и незаменимую роль. Именно в их ведении находились библиотеки, деятельность обществ и распространение газет. Именно учителя, зная нотную грамоту, организовывали хоры, а нередко и оркестры, действовавшие почти при всех деревенских школах. Учителя сами активно пели в хорах и писали в газеты.

Подробности