История и политическая культура, как факторы, влияющие на политический ландшафт

​На нынешний политический ландшафт и политическую культуру страны оказали воздействие, как краткий период расцвета  демократической культуры первого периода независимости, так и доставшиеся в наследство от периода позднего тоталитаризма корпоративность, отсутствие  инициативы  и закрытость.

​На нынешний политический ландшафт и политическую культуру страны оказали воздействие, как краткий период расцвета  демократической культуры первого периода независимости, так и доставшиеся в наследство В первый период существования Эстонской Республики действовали несколько политических партий, но времени для становления устойчивых традиций партийной политики было явно недостаточно. После государственного переворота 1934 года политические партии были запрещены, и началась «эпоха безмолвия». Политическая активность граждан и открытая критика властей не приветствовались. Гражданскую инициативу власти стремились  направить  в неполитическую деятельность, так же, как это было во второй половине XIX века,  в эпоху национального пробуждения, от периода позднего тоталитаризма корпоративность, отсутствие  инициативы  и закрытость.

​Совершенно другая среда политической культуры образовалась в период советского режима. Для того, чтобы занять многие должности, необходимо было быть членом единственной партии, КПСС, обладавшей полной монополией на власть. От рядовых членов общества также требовалась  политическая активность, но только строго в рамках одобренных властью инициатив. Очень часто проявление этой политической активности – участие в различных  политических собраниях и кампаниях, демонстрациях и т. д.  было лишь фасадом, в тени которого существовала оппозиционная по отношению к власти диссидентская культура. Начиная с 1980-х годов быстрыми темпами развивалась политическая «салонная культура» – собиравшиеся в свободное время в кругу друзей критически обсуждали режим и его лидеров, не занимаясь при этом планированием серьезных изменений в обществе.

​Вслед за развалом тоталитарного советского режима, и в первые годы переходного периода (конец 1980-х – начало 1990-х годов) заметно повысилась политическая активность населения. В мирных акциях протеста (т.н. «фосфоритной войне», ночных певческих праздниках, «Балтийской цепи») участвовали десятки или даже сотни тысяч человек. Через движение комитетов народной инициативы были сделаны реальные шаги по  восстановлению гражданского общества Эстонской республики.

​Но, как это обычно бывает в обществах переходного периода, массовая политическая активность угасла за несколько лет. Самые большие энтузиасты нашли свое место в партиях, другие взяли на себя роль пассивных  наблюдателей или критиков. В Эстонии на рубеже веков политическая активность была свойственна немногим  – часто это были люди, объединенные дружескими связями,  большая же часть населения весьма прохладно относилась к выборам и деятельности гражданского общества. В последние годы объединения граждан  стали сильнее и активнее. Свою роль сыграла в этом принятая в конце 2002 года Рийгикогу концепция развития гражданского общества Эстонии, которая создала постоянную правовую основу для диалога государства и гражданского общества.

Подробности