Варианты эстонского языка

До XIХ века, когда жители Эстонии были гораздо более оседлыми, чем в наши дни, особенности речи отдельных носителей во многом зависели от места его проживания. Границы диалектов определялись как административным делением, так и природными границами и путями сообщения. Наиболее четкие различия существуют между северо- и южно-эстонским языком (наречием), которые в свою очередь подразделяются на восемь диалектных групп и 117 говоров. О территориальной специфике говоров свидетельствуют записи, собранные в диалектном архиве. Естественно, каждый носитель диалекта уверен, что именно в его родной местности говорят на "правильном" языке, соседи же язык "коверкают" – подобные высказывания можно встретить у носителей разных говоров.

Самосознание эстонцев, зародившееся и укрепившееся во второй половине XIX века, отмена личной крепостной зависимости крестьян и ограничений на передвижение, распространение литературного языка ослабили позиции местных говоров. Первые десятилетия XX века связаны с началом языкового планирования. Нормированный литературный язык стал все больше распространяться в общественной жизни, поэтому роль местных говоров стала постепенно уменьшаться. Тем не менее, и в наши дни по некоторым отличительным чертам можно определить, из какого региона Эстонии родом говорящий. Об этом свидетельствуют некоторые фонетические, интонационные и лексические особенности. Так, например, в произношении жителей, Кодавере (северо-западный берег Чудского озера) чаще, чем в других областях, встречается звук [õ]: kõllane õrav вместо литературного kollane orav, а в речи жителей островов западной части Эстонии он не представлен вовсе – его заменяет звук [ö]: mönus öhtu вместо литературного mõnus õhtu. Имеются также различия в лексике. Например, жители южной Эстонии называют березу и липу соответственно kõiv и lõhmus, а жители северной части – kask и pärn (как в современном литературном языке). По сути же различение эстонцев по месту жительства – часто условно, так как все меньше становится людей, живущих в одном и том же месте на протяжении нескольких поколений. Поэтому языковые сходства прослеживаются скорее у людей одной профессии, чем у выходцев из одного региона. Несомненно, на это оказывает влияние и литературный язык, широко используемый в СМИ и во всех сферах общественной жизни. В наше время не сформировались региолекты ни в одном из регионов или городов Эстонии.

О сохранении самобытности своего языка заботятся носители южно-эстонского выруского диалекта. На нем издается художественная литература, пишутся стихи и песни. Дети Выруского уезда имеют возможность в качестве предмета по выбору изучать в школе местный – выруский – вариант языка. На выруском языке издается газета, пишутся научные статьи. Во многом это заслуга Выруского института (Võro Instituut).

В Эстонии, в отличие от крупных европейских языков, нет четко сформированных социолектов. Однако определенные лексические особенности наблюдаются в языке представителей некоторых профессий и в молодежном сленге.

К числу особых вариантов эстонского языка относится язык жестов, которым регулярно пользуется примерно 4500 человек с недостатками слуха и их близкие. Эстонский жестовый язык внесен в базу данных Ethnologue, в которой ей присвоен международный код ESO. Обучение на языке глухонемых происходит в Таллиннской школе для детей с недостатками слуха, сурдоперевод используется в теленовостях и на собраниях, однако у языка жестов нет официального статуса, поэтому круг его использования ограничен.

Подробности