Повседневная жизнь в послевоенные годы

​После конца войны все еще оставалась связь с образом жизни времен войны, особенно за городом. Принудительная коллективизация сельского хозяйства должна была окончательно устранить ее с 1949 г. Помимо элементов преемственности, след государственного насилия был заметен и в повседневной жизни, соседей арестовывали, а родственников депортировали. В послевоенные годы прошла самая большая волна сталинских репрессий в Эстонии.

​Еще одной проблемой были средства к существованию: война и использование экономики нацистами и Союзом привели к снижению заработка, что повлекло нехватку питания в сельскохозяйственной Эстонии. Послевоенные годы сопровождались обилием смертей среди гражданских, – порядка 25 000 человек, – причиной этого было недоедание (статистика не учитывает жертв политического террора). Советское государство боролось с проблемами продовольствия в городах, используя карточную систему до 1947 г. Эстония пострадала от голода не так сильно, как другие регионы в западной части СССР, где умерли 1-2 миллиона человек, но прибыли десятки тысяч голодных беженцев, т.н. «лоточников». Они поднимали цены на крестьянских рынках, прося еду или деньги, кто-то становился бандитом, кто-то пытался устроиться. В действительности, самые бедные годы 20-го столетия в Эстонии пришлись на 1946-1947 гг., когда наблюдалась крупнейшая иммиграция: в основном, мигрировали люди, бежавшие из родных мест, где положение было хуже.

​Война уничтожила примерно 25-30 % городского жилья, восстановление шло медленно, после низких показателей 1945 г. население снова стало расти. Таким образом, в послевоенный период почти каждый год сокращалось число городской жилой площади на душу населения, что вынуждало людей жить в бараках, разрушенных городах вроде Нарвы, даже в землянках или перенаселенных квартирах. В некоторых семьях на одного человека приходилось менее двух квадратных метров жилой площади.

​В послевоенные годы уровень инфляции являлся высоким, было мало еды и прочих товаров, основная часть населения постоянно боролась за выживание. Лишь крестьяне, владевшие как минимум 15 гектарами земли, могли нормально питаться, а после выполнения «норм» перед государством даже могли иметь дополнительный заработок, торгуя на рынке. Разумеется, некоторых сторонников режима эти серьезные экономические проблемы обходили стороной. Условия жизни в городе наконец стали улучшаться с 1950 г., тогда как в сельской местности они ухудшались после начала массовой коллективизации в 1949 г.

​Чтобы выжить в таких условиях, люди разрабатывали различные стратегии. Процветали «черные рынки», воровство у государства стало распространенным явлением. Примерно половина городского населения и практически все жители сельской местности, не занятые в сельском хозяйстве, имели огороды, чтобы добывать дополнительное питание. Приветствовались любые способы получения дополнительного дохода, будь они законными или нет.

​Для многих современников послевоенный опыт был более жестоким, чем сама война. Государство продолжало политику советизации, а также усиленно искало новые группы, «врагов». Намек на нормализацию появился в начале 1950-х гг. при жизни Сталина. Тем не менее, для большинства населения процесс нормализации начался лишь при десталинизации, в середине 1950-х гг.

Подробности