Послевоенная индустриализация Эстонской ССР

​В Москве были разработаны директивы по послевоенной реконструкции экономики. Для Эстонии, как и для других союзных республик, это означало предпочтение для развития тяжелой промышленности, особенно военной, и пренебрежение нуждами легкой промышленности. Это, естественно вело к низким жизненным стандартам, во имя обеспечения финансирования военно-промышленного комплекса. После войны примерно 40% всех инвестиций в Эстонии приходились на сланцевую промышленность, 20% тратилось на военную и остальное – на другие виды промышленности.

​Официальная статистика бравировала ростом производства промышленной продукции в Эстонии в 6,7 раз в период с 1940 г. по 1955 г. Это означало, что во время сталинизма Эстония стала индустриальной страной, и за короткий период экономика выросла чрезвычайно быстро. Более позднее исследование показало, что эти данные были неверными: для оценки объема довоенной промышленной продукции использовался денежный курс, который был в пять раз ниже реального, и данные года, взятого за сравнение, были занижены. Большие потери запасов капитала в период войны было невозможно восполнить. Скрытая инфляция фиксированных цен привела к переоценке ценности продукции. Рабочая сила второстепенного сектора была лишь чуть большей, чем в довоенный период, однако при этом значительно менее квалифицированной и опытной. То же можно сказать о руководителях и техническом персонале. Советская промышленность развивалась, но ее производительность не увеличивалась, чем больше в нее вкладывалось, тем больше выпускалось продукции. Другими словам, быстрый послевоенный рост промышленности являлся игрой с цифрами и не происходил в действительности, это была экстенсивная модель развития. Самым существенным следствием такой экономики был также начавшийся после войны приток рабочей силы из других союзных республик.

​Во времена послевоенного сталинизма действовало сверхсуровое трудовое законодательство, которое применяло жестокие наказания даже за малейшее нарушение нормативных актов. Кроме того, львиную долю рабочей силы в промышленности составляли люди, выполнявшие принудительные работы: контингент тюрем и лагерей, военнопленные, «мобилизованные» молодые люди из деревень и члены строительных и трудовых батальонов. Непосредственно после войны реальный доход был настолько маленьким, что многие рабочие голодали и имели серьезные проблемы со здоровьем. Жили они зачастую в ужасных условиях в бараках или даже бывших концлагерях, по-прежнему огороженных колючей проволокой. В 1950-х гг. положение улучшилось, однако даже к 1955 г. зарплаты составляли лишь 50 процентов от довоенного уровня.

Подробности