Церковь в ЭССР

​Формально в ЭССР существовала свобода вероисповедания, но в повседневной жизни верующим и прихожанам чинили всевозможные прямые и косвенные препятствия. В 1940 г. после оккупации Эстонской Республики Советским Союзом были национализированы помещения и имущество, используемые церковью, приходы были вынуждены платить за них довольно высокую арендную плату. Несмотря на повсеместную антицерковную деятельность положение церквей и приходов в ЭССР было иным. В лучшем случае существовали две крупные конфессии: лютеранство и православие, церковным организациям и большинству приходов которых позволили продолжить работу, однако власти тщательно следили за деятельностью обоих церквей. И лютеранская, и православная церковь находилась под сильным влиянием органов безопасности, представители которых просачивались в обе церкви и которым надо было регулярно предоставлять отчет о своей деятельности. Власти стремились ограничить деятельность небольших конфессий, таких как евангельский баптизм, методизм и др., закрывая приходы или насильственно объединяя их друг с другом. Некоторые церкви, такие как свидетели Иеговы, открыто декларировавшие незаконность советской власти, и вовсе были запрещены, их членов репрессировали на основании вероисповедания.

​В то же время власти пытались снизить влияние церкви на общество путем атеистической пропаганды и насаждения различных светских традиций. Вместо Рождества ввели празднование Нового года, обычаи которого частично копировали бытовые традиции, связанные с Рождеством. Для вытеснения церковных конфирмаций начали проводить летние дни молодежи, которые впервые прошли в 1957 г. В последующие годы были внедрены и другие заменяющие ритуалы: гражданский день поминовения усопших заменил церковный, являвшийся вследствие большой популярности одним из самых важных в Эстонии. Светские похороны и свадьбы стали более торжественными. Впрочем, даже в советские времена церковные похороны были довольно распространены.

​Целью атеистической пропаганды, с конца 1950-х гг. набиравшей особенный размах, было формирование враждебного или по крайней мере пренебрежительно-равнодушного отношения общества к церкви и религии. Это во многом удалось относительно младшего поколения. В зависимости от местных условий и носителей власти, молодежь (особенно комсомольцы), соблюдающая вместе с родителями церковные обряды, на работе или в учебном заведении могла стать жертвой притеснений со стороны вышестоящих лиц. В тогдашней периодике издавалось все больше атеистических публикаций и обзоров на эту тему. К 1960-м гг. церковь утратила свое традиционное моральное и уравновешивающее место в повседневной жизни эстонцев. Однако несмотря на репрессии и пропаганду церковь, по сути, осталась в ЭССР единственной общественной организацией, которую не смогли полностью подчинить контролю правящего режима. Поэтому церковь играла в советском обществе и роль своеобразной духовной оппозиции.

Подробности