Эстонская Республика в советских шпионских играх

​В 1920-х гг. в СССР внешней разведкой (в т.ч. и против Эстонии) занимались и Красная армия, и Коминтерн, и институты государственной безопасности (ГПУ), между которыми иногда возникали разногласия. Целью Коминтерна было свергнуть господствующий режим в Эстонии и других приграничных государствах, обретших независимость, и привести к власти коммунистов. ГПУ в ближайшей перспективе этого не разделяло, так как видело в независимой Эстонии и других соседних странах потенциальный плацдарм для развития разведывательной сети против Запада.

​В начале 1920-х гг. советская разведка была заинтересована в воздействии на внутреннюю политику некоторых иностранных государств, а также в контроле над деятельностью русских эмигрантских организаций. В 1921 г. в Германии была создана организация Высший монархический совет, объединявшая русских эмигрантов-монархистов и пытавшаяся найти контакт с единомышленниками, которые остались в России и находились в оппозиции к большевикам. Для контроля и дискредитации деятельности этой и других организаций чекисты провели несколько тайных операций, в результате чего в 1924-1925 гг. удалось заманить в Россию одного из лидеров русских эмигрантов Бориса Савинкова и английского разведчика Сидни Рейли, который был арестован и убит. В тот период самой успешной операцией советской разведки стала акция под общим названием «Трест» (1921-1926 гг.), в которой было задействовано военное руководство Польши, Финляндии, Англии и Прибалтийских государств, а особенно разведывательные учреждения, только формирующиеся в этих странах.

​«Трест» был подставной организацией, созданной советской разведкой, которую разведке западных стран представляли как тайное антикоммунистическое общество, действующее в СССР. Среди прочих, связь между русскими эмигрантскими организациями и «Трестом» поддерживали и эстонские военные представители в посольстве Москвы. Не сомневаясь в подлинности «Треста», разведслужбы нескольких европейских стран несколько лет предоставляли ему информацию и оказывали финансовую поддержку.

​После прекращения деятельности «Треста» ГПУ-1, в том числе, стало вносить путаницу и противоречия между учреждениями, связанными с эстонской армией и иностранным представительством, и провоцировать посла Адо Бирка выступить с заявлениями против эстонского правительства. В июне 1926 г. посол проигнорировал распоряжение правительства вернуться на родину и оставался под присмотром ГПУ СССР до весны 1927 г. И все же советским разведывательным органам не удалось завербовать его. После возвращения посла в Эстонию здесь над ним был проведен судебный процесс, но в государственной измене он обвинен не был. 

Подробности