Эстонский солдат во Второй мировой войне в трех разных мундирах

​Призыв эстонцев в вооруженные силы оккупировавшего государства начался в 1940 г., когда СССР в одностороннем порядке объявил граждан Эстонской Республики гражданами СССР. Летом 1940 г. на базе эстонской армии численностью 15 000 человек сформировали 22-й территориальный стрелковый корпус Красной армии.

​После начала войны между Германией и СССР в июне 1941 г. для службы в Красной армии в Эстонии было мобилизовано около 32 000 человек, которых (вместе с прим. 5500 солдатами территориального корпуса) перевели во внутренние районы СССР. Там их, как неблагонадежных, определили в трудовые батальоны, где примерно 1/3 из них умерла от истощения и болезней.

​В декабре 1941 г. началось формирование эстонской национальной дивизии из находившихся в СССР эстонцев, которые к сентябрю 1942 г. были объединены в 8-й Эстонский стрелковый корпус Красной армии. Осенью в корпусе насчитывалось около 30 000 человек, примерно 85-90% из них составляли эстонцы.

​Немцы, оккупировавшие Эстонию летом 1941 г., поначалу не были заинтересованы в создании эстонских национальных частей. Были распущены и небольшие эстонские подразделения «лесных братьев», воевавших вместе с немцами в Летней войне. Руководство Германии воспринимало войну как войну немцев и сначала в какой-то степени придерживалось международного права, запрещавшего мобилизацию населения оккупированных территорий. Ухудшение положения на фронте, прежде всего, нехватка людей для охраны тыла, вскоре вынудило немцев призвать на службу и жителей оккупированных территорий.

​Эстонские подразделения в вооруженных силах Германии можно классифицировать на добровольные, обязанные по должности и мобилизованные. Из добровольцев в 1941-1942 гг. были сформированы охранные отряды, из которых немного позже были сформированы восточные батальоны в подчинении вермахта и полицейские батальоны в административном подчинении СС и полиции, но в оперативном подчинении сухопутных войск. В августе 1942 г. началась вербовка добровольцев в эстонский легион СС, которая не дала тех результатов, на которые расчитывали немцы. Для того, чтобы обеспечить набор в легион, в феврале 1943 г. немецкие оккупационные власти ввели воинскую повинность для мужчин 1919-1924 гг. рождения, которые могли выбрать между службой в эстонском легионе СС, вспомогательной службой в армии и работой в военной промышленности. В то же время часть эстонских полицейских была на полгода отправлена в полицейские батальоны для борьбы с партизанами. Офицеров полиции безопасности обязали вступить в Эстонский легион, добровольные подразделения Омакайтсе были реорганизованы в полицейские батальоны и пр. С приближением Красной армии к границам Эстонии в январе 1944 г. была объявлена всеобщая мобилизация. В августе последовала вторая мобилизация, в ходе которой 17-летних парней среди прочих призывали на вспомогательную службу в военно-воздушные силы. Вместе с боевыми единицами Омакайтсе, «финскими парнями» и вспомогательными частями военно-воздушных сил число эстонцев, призванных в вооруженные силы Германии, составило, примерно, 70 000 человек.

​Однако для многих национально настроенных эстонцев борьба против СССР в составе вооруженных сил Германии не была приемлемой. Они искали т.н. третий путь, укрывшись от немецкой мобилизации в Финляндии и поступив на службу в финскую армию. Массовое бегство с этой целью в Финляндию началось весной 1943 г., когда в Эстонии началась скрытая мобилизация в немецкую армию. В феврале 1944 г. из эстонских добровольцев сформировали 200-й пехотный полк финской армии (ПП200) численностью около 2000 человек, кроме того, примерно 400 эстонцев служили в военно-морских силах Финляндии. В августе 1944 г. большая часть из них («финские парни») добровольно вернулась в Эстонию по призыву национальных округов, чтобы сражаться против наступавшей Красной армии.

​На протяжении Второй мировой войны у эстонцев не было возможности сражаться в собственной армии. Советская мобилизация 1941 г. в результате которой, во многом, появилась возможность создать эстонские национальные части в составе Красной армии, была проведена советскими оккупационными властями. Одной из причин добровольного вступления в немецкие подразделения в начальный период войны было желание отомстить за красный террор и депортацию 1940-1941 гг. К тому же это была оплачиваемая служба. Во время более поздних немецких мобилизаций пришлось подчиниться принуждению немецкой оккупационной власти, как и в 1941 г. при советской мобилизации. В мобилизации 1944 г. важную роль сыграла надежда противостоять таким образом новой советской оккупации. Альтернативой им было бегство в Финляндию и вступление в финскую армию, но сделать это могли не все.

Подробности