Эстонцы вообще разговаривают?

Да. Иногда храня молчание.

Характер эстонцев формировали, как история страны, так и природа. Долгие темные зимы способствовали тому, что эстонцы склонны к несколько мрачному скептицизму и скупы на слова. Но в то же время именно этот длительный период, наполненный рутинной домашней работой способствовал размышлениям и полетам фантазии.

Фольклорное творчество дает понятие о шкале ценностей ныне урбанизировавшихся эстонцев. Так, обычный герой эстонской сказки никогда не становится королем и не бежит со сверкающим мечом в руке сражаться с чудовищами. Он, скорее, рассчитывает на ум и смекалку, философски общается с самыми разными персонажами, даже с хозяином преисподней, а, в конце концов, просто пытается перехитрить их.

Самоирония, предпочтение рационального подхода романтическому и скептический характер создали представление об эстонцах как об упрямых и погруженных в себя людях. В самом деле, они не выносят указаний со стороны, и в то же время свято убеждены, что их совет – самый лучший. В повседневной жизни эстонцы могут защищать свои права довольно необычным способом – угрюмым молчанием. «Слово – серебро, молчание – золото», гласит старая пословица.

Приезжим нужно помнить о том, что эстонцыэмоционально довольно закрыты и стараются избегать в отношениях всякой сентиментальности. Многое из того, что представители других народов говорят прямо и без обиняков, эстонцы могут высказать только после того, как узнают человека поближе. Эстонцы не будут уважать кого-либо только за его социальное положение; они не очень любят светские разговоры и формальный обмен комплиментами. Это происходит от упрямой национальной убежденности в том, что к любой власти нужно относиться с известной долей иронии.

Как это свойственно малым народам, самоидентификация эстонцев тесно связана с языком. Слова их родного эстонского языка льются из глубины души, наполненные смыслом, так что разбрасываться ими нельзя – это своего рода секретное оружие для защиты своих мыслей и древнее сокровище. Литературный эстонский язык стал активно развиваться после победы Реформации в Эстонии в XVI веке, но представление о диалектах, на которых говорили древние жители Эстонии, мы можем получить благодаря старинным руническим песням, которые стали исполняться уже несколько тысячелетий назад.

Эстонский, наряду с финским, венгерским, саамским и несколькими другими языками, принадлежит к финно-угорской языковой группе, и скорее всего, употреблялся в этом уголке Европы с того момента, как здесь поселились люди.

​Грамматика эстонского языка сложная: в нем 14 падежей, нет артиклей и грамматических родов, нет четкого будущего времени, и это только несколько наиболее необычных черт, которые отличают эстонский от индоевропейских языков остальной Европы. Это, вероятно, один из ключевых факторов, благодаря которому эстонский язык не только выжил, не был поглощен ни немецким, ни русским языками, в разное время господствовавшими в Эстонии, но и стал современным языком культуры с соответствующей терминологией, охватывающей большинство основных сфер жизни. После вступления Эстонии в Европейский Союз эстонский язык пополнил число официальных языков ЕС.

На эстонском языке сегодня говорят более 1,1 миллиона человек в Эстонии, примерно для 920 000 из них он является родным. Однако в результате добровольной и вынужденной эмиграции в XIX и XX веках, значительные эстонские сообщества были основаны в Швеции, Финляндии, Канаде, США, России, Германии и других странах, недаром появилась известная фраза Э. Хемингуэя о том, что нет в мире порта, где нельзя было бы встретить эстонца.

Подробности